Дом малютки

Официальный сайт ГБУЗ Дом ребенка № 2 Сочи |

Дом малютки

Дом ребенка №2 является специализированной медицинской организацией для комплексного сопровождения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в возрасте от 0 до 3 лет, с различной степенью поражения центральной нервной системы и расстройства психики.

Усилия нашего коллектива направлены на изменение тяжелых судеб детей. Совместно с органами опеки и попечительства мы стараемся устроить наибольшее количество детей в семью, подарив им тем самым то, чего они были лишены по воле судьбы.

Это дает положительные результаты в дальнейшей коррекционной работе и может изменить весь ход психического развития ребенка.

Целенаправленное комплексное воздействие в условиях нашего учреждения направлено на обогащение эмоциональных и личностных контактов детей со взрослыми и сверстниками, на удовлетворение потребности детей в разнообразном чувственном познании и исследовании предметного мира вокруг себя, на реализацию потребности ребенка в доброжелательном внимании со стороны взрослого, а позднее — в сотрудничестве с ним. У малыша появляется возможность продвинуться вперед и добиться успеха.

Устройство детей в семьи — приоритетное направление в деятельности дома ребенка! Каждый наш малыш ждет свою маму. И мы надеемся и верим, что это обязательно случится!

Высококвалифицированный медико-педагогический коллектив учреждения руководствуется едиными целями, задачами и заботится о маленьких детях, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, принимает участие в осуществлении всех реабилитационных мероприятий.

Это врачи-педиатры, невролог, психиатр, медсестра по массажу, медсестра ФК, учителя-дефектологи, логопед, педагог-психолог, воспитатели, музыкальный руководитель.

Главный врач
Врач-психиатр высшей категории

Мельдер Елена Альфредовна

Диплом ПВ № 460698. Омский ордена Трудового Красного Знамени государственный медицинский институт им. М. И. Калинина, специальность «Педиатрия», 1989 г.
Интернатура: ОГМИ на базе ОДКБ, специальность: «невропатология детская», 1990 г.
Курс стажировки: Областная психиатрическая КБ.

«Детско-подростковая психиатрия», 1991 г.
Сертификат специалиста 0342240161714 ГБОУ ДПО ГИУВ МЗ РФ «Психиатрия», 2013 г. Срок действия 5 лет.
Диплом ГБОУ ДПО ГИУВ МЗ РФ № 422400396897. «Организация здравоохранения и общественное здоровье», 2013 г.
Сертификат специалиста ГБОУ ДПО НГИУВ МЗ РФ.

«Организация здравоохранения и общественное здоровье», 2013 г. Срок действия 5 лет.
Диплом ГБОУ ДПО ГИУВ МЗ России № 422400396897. «Организация здравоохранения и общественное здоровье», 2013 г.

Удостоверение о повышении квалификации: Федеральное государственное бюджетное учреждение высшего образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ» № 01320УО — РАНХиГС-169. г. Москва, 2017 г.
Сертификат специалиста № 0342241075963 ГБОУ ДПО ГИУВ МЗ РФ «Психотерапия, 2016 г.

Срок действия 5 лет.
Сертификат специалиста № 01230002414 ФГБОУ высшего образования МЗ РФ «Физиотерапия», 2016 г. Срок действия 5 лет.
Стаж работы 29 лет.

Приказ Министерства Здравоохранения Краснодарского края о назначении Е.А. Мельдер на должность главного врача ГБУЗ «Дом ребёнка №2» г. Сочи

Приказ Министерства Здравоохранения Краснодарского края о продлении трудовых отношений с Е.А. Мельдер на должность главного врача ГБУЗ «Дом ребёнка №2» г. Сочи

В доме ребенка малыши живут в очень ответственный период своей жизни, когда закладываются личностные характеристики на всю последующую жизнь, поэтому, большое внимание коллектив учреждения уделяет программам социального воспитания.

Каждый наш малыш ждет свою маму.

И мы надеемся и верим, что это обязательно случится!

НАША ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ 

Дом ребенка в своей деятельности руководствуется Положением о деятельности организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и об устройстве в них детей, оставшихся без попечения родителей, утвержденным Правительством Российской Федерации от 24 мая 2014 г. N 481 г. Москва «О деятельности организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и об устройстве в них детей, оставшихся без попечения родителей», Устава Дома ребенка, Лицензии и Коллективного договора. Читать далее…

Источник: https://sochi-domik.ru/

Цели деятельности Учреждения: оказание специализированной психоневрологической медицинской помощи, реабилитация и охрана здоровья детей-сирот, оставшихся без попечения родителей, детей находящихся в трудной жизненной ситуации от рождения и до четырех лет.

Предметом деятельности учреждения является: медицинское наблюдение, уход, лечение и воспитание детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей с поражение центральной нервной системы и психики, оказание сопутствующих этому услуг, медицинская и социальная реабилитация детей, ведение образовательной деятельности.

Деятельность государственного казенного учреждения здравоохранения «Краевой психоневрологический дом ребенка» (ГКУЗ «КПДР»)

Медицинская деятельность

В государственном казенном учреждении здравоохранения «Краевой психоневрологический дом ребенка» (ГКУЗ «КПДР») дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, находятся круглосуточно.

Дети, находящиеся в доме ребенка наблюдаются врачом педиатром, неврологом, психиатром, два раза в год дети осматриваются узкими специалистами, при необходимости госпитализируются в стационары города Владивостока.

Наблюдение специалистами ведется не только в эпикризные сроки, но и по мере изменений состояния детей. При необходимости стационарное лечение и консультации узких специалистов, не предусмотренных штатным расписанием дома ребенка, проводятся в клиниках города Владивостока.

Дети, состоящие на «Д» учете обследуются и осматриваются специалистами согласно, приказов, дети-инвалиды, согласно Федерального закона от 22.08.2004 г. № 122 ФЗ.

В доме ребенка детям проводится массаж, лечебная физкультура, закаливание, физиотерапия, дети – инвалиды выделены в отдельные группы, обеспечены манежами для бодрствования, верандой для прогулок, необходимой одеждой.

Педагогическая деятельность

Воспитательно-образовательная работа в группах для детей с пограничными состояниями, с выраженными нарушениями ЦНС, но поддающихся реабилитации и обучаемых, строится в соответствии с «Программой воспитания и обучения детей в Доме ребенка».

Все воспитанники нуждаются в специальных корригирующих мероприятиях, в воспитании и обучении, соответствующем более раннему возрасту. Воспитание и обучение осуществляют воспитатели, учителя – дефектологи, музыкальный руководитель.

При организации педагогической работы в группах педагоги опираются на закономерности нервно-психического развития, учитывая ближайшую зону развития, на тесную взаимосвязь физического и нервно-психического развития, здоровья и поведения детей.

Педагоги лично общаются с каждым ребенком, прививают, культурно-гигиенические навыки, навыки самообслуживания и элементарной трудовой деятельности, корректируют поведение детей.

В ГКУЗ «КПДР» созданы все условия для физического воспитания, для развития движений.

Основными средствами развития движений детей являются различные формы двигательной деятельности (самостоятельная деятельность, подвижные игры и физические упражнения на прогулке, музыкальные занятия, зарядка, физкультурные занятия) и массаж.

Физкультурные занятия воспитатели проводят в специально оборудованном зале, где собраны пособия, побуждающие детей к движениям. Пособия атравматичны, рассчитаны по своим размерам на детей раннего возраста. Занятия проводят как по подгруппам, так и индивидуально.

Под руководством музыкального руководителя проводится работа по приобщению детей к различным видам музыкальной деятельности, по формированию нравственно-эстетических переживаний, способности к эмоциональной отзывчивости.

Два раза в неделю проводятся музыкальные занятия в музыкальном зале. С детьми до 1,5 лет и детьми-инвалидами музыкальные занятия проводятся в группах индивидуально.

В течение года проводятся празднично-тематические утренники, посвященные временам года, Новому году, Дню защиты детей и т.д.

Социально-юридическая деятельность

ГКУЗ «КПДР» осуществляет защиту прав и законных интересов несовершеннолетних воспитанников таких как:

— установление правового статуса ребенка оставшегося без попечения родителей;

— оформление пенсий и других выплат;

— лишение, ограничение родительских прав родителей уклоняющихся от выполнения своих   обязанностей;

— взыскание алиментов, и других выплат;

— контролирует поступление алиментов и пенсий на личные счета воспитанников,

открытых в Сбербанке России;

— закрепление жилой площади, постановка на специализированный учет, нуждающихся в жилье;

Для проведения правовой работы в учреждении по защите прав и интересов детей, применяются нормы трудового, жилищного, семейного, гражданского и уголовного права, законодательств в области здравоохранения, образования, социальной защиты детей и др.

Деятельность нашего учреждения по защите прав детей направлена на сохранение и укрепления здоровья, обретение каждым ребенком семьи.

В случае возникновения правовых оснований для усыновления ребенка, руководитель дома ребенка представляет в органы опеки и попечительства соответствующие юридические документы и заключение о состоянии здоровья, физическом и умственном развитии.

На детей, оформляющихся на усыновление, заключение о состоянии здоровья выдается медицинской комиссией в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 29.03.200 г.

№ 275, которым утверждены Правила передачи детей на усыновление (удочерение) и осуществления контроля за условиями их жизни и воспитания в семьях усыновителе на территории Российской Федерации и Правила постановки на учет консульским учреждением Российской Федерации детей, являющихся гражданами Российской Федерации и усыновленных иностранными гражданами или лицами без гражданства.

Для усыновления детей, оставшихся без попечения родителей и находящихся или воспитывающихся в ГКУЗ «КПДР», необходимо письменное согласие руководителя нашего учреждения (п.1, ст.

131 Семейного кодекса Российской Федерации), так как на администрацию нашего учреждения возлагается выполнение обязанностей опекунов детей, оставшихся без попечения родителей (п.1, ст.

147 Семейного кодекс Российской Федерации).

Руководство дома ребенка осуществляет знакомство кандидатов в усыновители с ребенком, оформляющимся на усыновление (Постановление Правительств РФ от 29.03.200 № 275), только при наличии направления.

Руководитель предоставляет кандидатам в усыновители подробную информацию о состоянии здоровья детей, готовящихся на усыновление, и их близких родственников.

Формы устройства несовершеннолетних, оставшихся без попечения родителей

На воспитание в семью

· Усыновление (удочерение)

· Опека (попечительство)

· Приемная семья

Учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

· Лечебные учреждения

· Образовательные учреждения (детские дома, школы-интернаты, детские дома семейного типа), в том числе негосударственные

· Учреждения социальной защиты населения (социальный приют, социально-реабилитационный центр, детский дом-интернат и другие аналогичные учреждения)

Опека и попечительство – форма устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в целях их содержания, воспитания и образования, а также для защиты их прав и интересов. Опека устанавливается над детьми, не достигшими возраста 14 лет.

Попечительство – форма устройства над детьми в возрасте 14-18 лет.

Приемная семья – форма устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей на основании договора о передачи ребенка на воспитание в семью между органами опеки и попечительства и приемными родителями.

Приемные родители по отношению к приемному ребенку обладают правами и обязанностями опекуна (попечителя). На содержание каждого приемного ребенка приемной семье ежемесячно выплачиваются денежные средства.

Орган опеки и попечительства осуществляет наблюдение за условиями жизни и воспитания ребенка.

Ребенок, находящийся под опекой или в приемной семье, имеет право

на поддержание личных контактов с кровными родителями, родственниками, если это не противоречит интересам ребенка, его нормальному развитию, воспитанию.

Усыновление (удочерение) является приоритетной формой устройства детей, оставшихся без попечения родителей. Усыновление допускается в отношении несовершеннолетних детей и только в их интересах с учетом возможностей обеспечить детям полноценное физическое, психическое, духовное и нравственное развитие.

Свою деятельность, направленную на работу по устройству детей в семью, мы осуществляем совместно с территориальными органами опеки и попечительства. Сведения о поступившем в наше Учреждение ребенке подаются в орган опеки и попечительства в семидневный срок.

В сообщении содержится следующая информация: фамилия, имя, отчество ребенка, дата рождения, документы, с которыми поступил ребенок, данные о родителях. При признании ребенка, оставшемся без попечения родителей, нами подается медицинское извещение, где указывается диагноз ребенка,а представитель органа опеки делает фотографии детей и формирует банк данных.

Анкета каждого ребенка в банке данных содержит: фотографию, медицинское заключение с диагнозом и юридический статус ребенка.

В случае изменения юридического статуса или диагноза ребенка, администрация дома ребенка подает новые сведения, которые вносятся

в банк данных также в семидневный срок.

Граждане, желающие взять ребенка в семью, получают направление в органах опеки и попечительства. На основании полученного направления главным врачом дома ребенка предоставляется подробная информация о ребенке.

Усыновителям подробно освещается медицинский диагноз, заключение врачей-специалистов, учителя-дефектолога и психолога, анамнез ребенка и юридический статус. Предоставляется имеющаяся информация о родителях ребенка, его родственниках, братьях и сестрах, если таковые имеются. После общения с ребенком усыновители принимают окончательное решение: согласие или отказ в письменном виде.

Форма устройства ребенка в семью зависит от его юридического статуса. Дети, родители которых лишены родительских прав или ими написано письменное согласие на усыновление любой другой семьей, могут быть усыновлены.

Родители, лишенные родительских прав, теряют все права, основанные на факте родства с ребенком, в отношении которого они были лишены родительских прав, в том числе право на получение от него содержания, а также право на льготы и государственные пособия, установленные для граждан, имеющих детей.

Усыновление производится судом по заявлению лиц, желающих усыновить ребенка. Права

и обязанности усыновителя и усыновленного ребенка возникают со дня вступления в законную силу решения суда об установлении усыновления ребенка. Под опеку и в приемную семью могут быть определены дети, чей статус признан как оставшиеся без попечения родителей. Ребенок передается под опеку на основании распоряжения территориального органа опеки и попечительства.

Если вы временно находитесь в трудной жизненной ситуации мы готовы помочь вам и вашему ребенку. Ребенок по заявлению родителей может находиться на полном государственном обеспечении в нашем учреждении от 6 до 12 месяцев.

Ему будет разработана индивидуальная программа комплексной реабилитации (массаж, лечебная физкультура, физиотерапевтические процедуры, водолечение, медикаментозное лечение, питание, занятия с логопедом и психологом, консультации необходимых специалистов).

* Фотографии детей размещены с согласия опекуна — главного врача ГКУЗ «КПДР» Варнаковой В.А.

Источник: http://kpdrvl.ru/

В 9-м классе я пошла работать в дом малютки с особенными детьми. чему меня это научило?

Дом малютки

Я была непростым подростком: училась на отлично, но дисциплина хромала. Моя мама – твердая женщина, юрист, живущая по принципу «больше дела, меньше слов», – особым терпением в общении с подростками не обладала. Как мне тогда казалось.

Трудно вспомнить, с чего это началось, с какого спора или конфликта. Но закончилось моим высокопарным «мама, нельзя все измерять деньгами» и маминым не менее многозначительным «значит, когда в мае закончится школа, пойдешь работать, чтобы в этом убедиться». Когда тебе 14 лет, меньшим, чем принципиальным «Та легко!», это закончиться не могло.

И я пошла. Сначала в пекарню к бабушкиным знакомым каким-то помощником, что-то там печь. На встречу с потенциальным работодателем (да, который в пекарне) я надела красивое платье, сделала прическу.

Женщина с большим начесом, в белой рубашке с кружевом и короткими рукавами, склонившаяся над бесконечными накладными смерила меня взглядом. Я подробно изложила свою историю: мол так и так, работать хочу, давайте у вас, когда приступать, что делать.

Проникшаяся моим рвением, она растерянно улыбнулась и пожала плечами: «Деточка, ну кем ты тут можешь работать? Ты же еще маленькая. Бабушке привет». Ага, подумала я, нужно думать дальше.

Как я впоследствии узнала, наша семья помогала одному Дому малютки – учреждению для сирот, оставленных матерями, для детей, чьих родителей лишили родительских прав, и детей с нарушениями умственного и физического развития в возрасте до 3 лет.

А если по-человечески и на практике, то это был детский дом для маленьких детей – грудничков и чуть постарше. Некоторые из них были с физическими или ментальными нарушениями, болели СПИДом, но были и здоровые малыши в другом корпусе.

По словам работников учреждения, там находились такие, которым «повезло»: их часто усыновляют/удочеряют иностранцы, ведь чем младше ребенок, тем больше у него шансов найти семью.

Туда меня мама и отправила. Не знаю, как этот акт трудотерапии объяснили главврачу, но меня тепло приняли, объяснили всю серьезность места, провели экскурсию. Мне полагалось мыть полы и вытирать пыль в зале терапии – огромное пространство, где у малышей проходили занятия по физиотерапии.

Мне выдали методичку с пропорциями растворов и дали первое задание – выучить их наизусть. Мое первое в жизни тестовое задание. Но как это часто бывает, со мной случилась случайная неслучайность. В тот день нескольких малышей нужно было отвезти на осмотр в поликлинику.

И меня отправили туда вместе с медсестрой: посадили в старые-престарые «жигули» и положили на руки Соню. Ей было три месяца. Совершенно здоровая малышка, которую оставили в роддоме.

Я, наверное, всегда буду помнить эту поездку по ухабистым дорогам и самое ответственное задание в своей жизни. Момент, когда нельзя не чувствовать любовь и привязанность (главная ошибка, кстати).

Не то чтобы я до этого детей на руках не держала – держала, но осознание ответственности, что в этот момент у крохи есть только ты, заставляет быть «Ты» с большой буквы.

Не знаю, сделала ли я что-то особенное, но на следующий день главврач повысила меня до помощницы воспитателя: «Медсестра сказала, что вы хорошо ладите с детьми, давайте вы с ними и будете работать». Давайте!

Впоследствии я провела месяц (потом сама уезжала в детский лагерь, ха-ха), работая с детками. Садила их на горшок и пристально следила, чтобы не вставали, пока не сделают важного дела. Помогала кормить, укладывать спать. Это была группа неполного дня, так как у этих детей были родители.

Но мои малыши отличались некоторыми особенностями развития. Ребенок с синдромом Дауна, аутист и трое обычных ребят. Веселая компания. Мы ходили гулять в обед, где также были и другие группы, кушали, капризничали и не хотели расставаться с мамой, даже пусть на пару часов.

В целом все как обычно, но всю необычность опыта трудно отрицать. И я решила написать, чему он меня научил. Часто я не знала, как правильно себя вести и что делать.

От меня много не требовалось, но именно этот опыт преподал мне уроки на всю мою жизнь и, думаю, наложил серьезный отпечаток на то, кем я сейчас являюсь. Экспресс-курс в школе жизни для новичков.

Урок №1. Страшно, когда тебя не понимают.
Именно тогда я поняла, что понимание – это ключ всего. Общения, работы, учебы, whatever. Когда тебе кажется, что тебя не понял коллега или упорно не хочет понимать парень, – это тебе кажется.

Работа с детьми с синдромом Дауна и аутистами – это часто тотальное непонимание (как того бы хотелось). Это быть немым, когда тебя не слышат, да еще и в кромешной тишине. Это быть иностранцем, не знающим языка в стране, где никому нет дела.

Взгляд сквозь тебя и отсутствие реакции на любые слова, жесты, просьбы и даже мольбу. Все приходит с опытом и принятием того, что у таких детей совсем другой способ коммуникации.

Это здорово выбивает из колеи и учит, что понимающий кивок – это порой все, что нам нужно, и без него ой как непросто. А еще напутствие: учи «иностранные» языки.

Урок № 2. Не понимать – еще страшнее.
Сложнее, чем принять, что тебя не понимают, может быть только не понимать самому. Когда ребенок кричит, стоя на месте, бьет сам себя или просит тебя на своем языке, а ты никак ему не можешь не то что помочь, а даже понять, в чем дело, – это адски тяжело.

Бессилие и беспомощность давит, внутри ураган. По примеру работников Дома малютки я поняла, что нужно делать, что можешь и что удалось понять: обезопасить ребенка и других детей, удовлетворить все возможные базовые потребности и несмело надеяться, что этого будет достаточно.

Понимающе кивать и делать то, о чем тебя просят (ведь ты понял, что нужно), – это кайф.

Урок № 3. Дети – это всегда дети.
Как я уже говорила, в этом учреждении были как особенные детишки, так и обычные. И я все еще каждый раз сомневаюсь, насколько правильно и уместно так говорить.

Знаете, между ними нет концептуальной разницы: все они писают мимо горшка, разбрасывают еду, не хотят спать днем и держатся за мамину руку до последнего, когда та приводит их утром. Да, в их жизни нужно больше присутствия взрослого человека, больше заботы и внимания. Да, их не всегда просто понять и быть понятым (достаточно редко получается это сделать).

И да, на детской площадке они будут отличаться от остальных. Но это не делает их меньше детьми, чем они есть. И со временем понимаешь: какая к черту разница?

Месяц с ними научил меня не только смирению, терпению и бесконечной игре в прятки на площадке с лавочкой и забором. Он научили меня, что все мы по большому счету очень разные, но в конечном итоге мы все просто люди, заслуживаем любви и желания любить. Тем более дети. И общего у нас куда больше, чем отличного.

Урок № 4. Не драматизируй, это просто жизнь.
Когда ты мамина конфетка и все в жизни у тебя должно получиться, то принимать жизненные неидеальности вокруг сложно чисто с эмоциональной точки зрения.

Оставленный в роддоме комочек тепла и любви, малыш с синдромом Дауна и небесно-голубыми глазами или девочка Вика, у которой от рождения нет вульвы, из-за чего трубку влагалища вывели к прямой кишке, вызывают глубокое отчаяние.

Ну как, ну как это возможно? Ну почему, почему они?

Все с состраданием смотрят и сочувствуют, молчаливо качают головой: «Бедненький/кая». Но это факинг щит, просто жизнь. Так бывает. И когда тебя окунает в такую атмосферу, подобное перестает сильно удивлять или бесконечно расстраивать. Ты не то чтобы черствеешь, но начинаешь смотреть на вещи сквозь призму «обидно, досадно, но ладно», а не жизненной драмы и тленности бытия.

Работники этого учреждения научили быть меня немного циничнее (я плохо усвоила этот урок, кстати). Когда девочка Настя (4 года), болеющая СПИДом, назвала меня мамой, я думала, что мир уходит из-под ног.

Это абзац, тире, аут, самый трогательный и страшный момент моей жизни! Воспитательница тогда поджала губы, слегка улыбнулась и ничего не сказала. Оказалось, что Настя так называет всех новых женщин в своем окружении. И не только она.

Так тоже бывает, и рвать волосы на голове не стоит. Это просто жизнь.

Как завещал великий Стив Джобс, мы не можем оценить важность многих вещей, смотря в будущее, мы можем это сделать, лишь оборачиваясь назад. В оригинале:

You cannot connect dots looking forward, but you can connect dots looking backwards.

И сейчас я понимаю, что тогда в моем неокрепшем подростковом уме утверждались основы толерантности, любви и принятия. Желание вносить вклад и менять жизненные несправедливости к лучшему, работать в важных для общества проектах. Это сильно отразилось на моем мировоззрение, поступках и философичности проектов, которыми я занимаюсь.

Уверена, что, в частности, благодаря этому опыту я там, где есть сейчас. Работаю главредом Impact Lab – медиа о проектах и людях, которые меняют мир, верю в силу маленьких шагов и знаю, что, когда у меня будут дети, непременно помогу им пережить подобный опыт. Большой жизненный вызов и самый ценный опыт.

Источник: https://impactlab.media/2019/05/22/v-9-m-klasse/

«У нас не хватает мам»: как живёт Луганский дом ребёнка

Дом малютки

«Ты кривляешься? Кокетничает. Зубы прорастают», — в группе «Солнышек» все малыши тянут книжки, игрушки и даже спинку кровати в рот — чешутся дёсны, режутся зубы, поясняет педиатр Роман Моисеев.

«Кроватки — видите, новые у нас, дерево. Можно и послюнявить, и пооблизывать», — говорит врач.

Здесь новое всё — дом малютки выехал из неподконтрольного украинскому правительству Луганска два года назад, вспоминает директор учреждения Екатерина Донцова. Она хорошо помнит, как среди ночи сторонники самопровозглашённой «ЛНР» предложили эвакуировать детей в Крым.

Колонну вели под конвоем вооружённых людей — прямо в Ростовскую область, говорит Донцова: «Фактически за час нам было приказано собраться и выехать якобы на отдых, но, доехав до российской границы, мы все поняли, хотя вообще мне никто в открытую не говорил.

Поняли мои сотрудники, что ни в какой Крым мы не едем».

Руководству дома ребёнка удалось связаться с украинскими властями. Вмешался МИД, Уполномоченная Верховной Рады Украины по правам человека. Малышей перевезли в Харьковскую область — через Купянск в Харьков. Этим летом 26 из них, в том числе шестеро детей с инвалидностью, вернулись из Харькова в Луганский дом ребёнка, уже в Северодонецк.

Перед возвращением в Луганскую область коллектив дома ребёнка под Харьковом, где жили дети, тяжело расставался с детьми — сотрудники и местные волонтёры признавались, что привязались к детям, переживали, что дорога для них станет очередным стрессом. Работники дома ребёнка в Северодонецке уверяют, что малыши перенесли поездку хорошо. Почти все из них или уже усыновлены, или живут в приёмных семьях, четверых в ближайшее время должны забрать новые родители.

Пока дети были в Харькове, взрослые — медсёстры, нянечки и другие работники — уже как вынужденные переселенцы искали жильё себе, а для учреждения — новое помещение. Областной дом малютки в Северодонецке открыли осенью. Всё пришлось начинать с нуля.

«Луганский дом ребёнка переехал в здание Северодонецкого тубсанатория, — рассказывает Донцова. — Второй этаж у них не функционировал 10 лет. Мы вошли сюда и начали ремонтироваться».

Деньги на ремонт помещения выделили по Программе развития ООН в 2015 году, а до этого времени детдому с оборудованием помогали волонтёры и благотворители.

«Когда мы выезжали из Луганска — не всё помещалось: не все горшки, кастрюли, коляски, которые мы тащили с собой. Мы-то ехали на месяц.

Кто знал, что это затянется на годы? Меня вынудили грузить свою машину и её гнать, — вспоминает директор детдома, как в жаркое лето уговаривала сотрудников не брать лишнего.

— И вот когда мы развернулись в октябре, открыли эту машину, я сказала, какие у меня были умные няньки! Они сложили одеяла, тёплые вещи — всё, что у нас там было, они всё складывали. И фактически мы развернулись на этом белье, горшках, с этими колясками, одеялами, которые служат нам до сих пор».

«3 ноября (2014 года) мы уже взяли сюда первых детей. Это были дети из сельскохозяйственных районов. Они по два-три месяца жили в больницах, потому что были изъяты или брошены семьями.

С восстановления мы работали сначала с маленьким количеством детей — это было 10 человек, потом ещё поступали — было 15 и 20 человек. У нас было две группы помещений, где можно было находиться.

Если вы сейчас зашли — у нас четыре группы помещений на 2 этаже, то две группы были в относительно рабочем состоянии. Была вода, было тепло. В одной из групп были даже пластиковые окна», — рассказывает Екатерина.

Первые 15 кроватей для детдома передал Международный комитет Красного Креста, мебель постепенно дарили другие гуманитарные организации. На еду и содержание детей деньги выделялись постоянно, уверяет директор учреждения.

В доме ребёнка сейчас живёт 53 ребёнка.

«В месяц поступает 4-5 детей. Поступают дети «семьями» (с братом или сестрой — ред.). Социальные проблемы, скажем так, никто ещё не решил», — говорит директор детдома.

— Особенно учитывая условия войны?

«Да тут, знаете, война даже не отразилась. Если родители пьянствовали и были без пристанища, то они умнее не стали, и никакая война на них не подействовала», — считает Донцова.

Некоторые родители оставляют детей в детдоме на время, пока семья не решит проблемы с жильём или если ребёнку нужен дополнительный уход.

«Но есть такие ситуации, когда либо тяжёлые материальные условия, либо патология. Ну не смогли бы они выходить ребёнка сами, без медиков, неврологов», — объясняет Моисеев.

«Троих детей в течение первого месяца мы усыновили. У них были документы. Большие дети, которых мы привезли из Харькова, ушли в приёмные семьи, потому что 1 сентября им нужно было идти в школу.

Мы отдавали в приёмные семьи детей, у которых не было статуса и пакета документов, что они могут быть усыновлены. Это дети, у которых один из родителей или оба родителя отбывают срок или уже этот срок закончился, но они не вернулись.

И приёмные семьи знают, что в любой момент, если приедет кровный биологический родитель, то он имеет право забрать этого ребёнка себе в семью. Из детей, вернувшихся из Харькова, один из мальчиков был усыновлён итальянцами. В феврале ему исполнилось 5 лет.

Восемь детей мы уже усыновили и отдали в семьи. По четверым детям идёт процесс — о том, что эти дети уходят в семьи. К Новому году все «харьковские» дети уйдут в семьи».

Не нашли родителей пока только шестеро детей-инвалидов. Когда им исполнится пять, их придётся переводить в другое учреждение.

«То, что мы им могли дать до 5 лет, мы им дали. Наша задача — научить их держать ложку, уметь самому есть, передвигаться. Вот это наша задача», — объясняет директор учреждения.

С детьми с инвалидностью врачи и няни занимаются в отдельной группе.

«Смотрите, он делает гимнастику, — подходит к пятилетнему мальчику врач Роман. — Он у нас как инструктор ЛФК. Любит, чтобы за ним повторяли. Нравится гимнастика», — Роман хлопает в ладоши вместе с ребёнком.

Он подходит от малыша к малышу по несколько раз в день, говорит с каждым, обращаясь по имени. А вот публично, в прессе называть имена детей нельзя, предупреждает директор детдома Екатерина Донцова. Когда у малышей появятся родители, они имеют право дать ребёнку другое имя, да и сам факт усыновления — тайна.

Мы возвращаемся к «Солнышкам». С ними постоянно находятся ещё четыре няни и медсестры — пока одни дети спят, с другими играют, и так по кругу со всеми.

«Едим — спим, едим — спим — играем», — график в учреждении простой.

«Их кормят каждые четыре часа. Кушают каши, смеси. Те дети, которые старше шести месяцев, получают картофельное пюре, супчики. Вставай, а то я тебя нахваливал на неделе, — подходит Роман к только проснувшемуся малышу. — Показывай, как ты встаёшь!»

«Следующая группа — помимо вот этого «едим — спим» — два раза гуляют. Это группа «Ладушки», и дальше у нас пошли дети от двух с половиной лет. Там у нас сон один раз в сутки занятия в игровой форме. После дневного сна у нас есть время на занятия. Утром ещё — индивидуальные группы с логопедами, психологами», — проводит по комнатам с детьми Роман Моисеев.

Логопедов, дефектологов и педагогов в доме ребёнка — двадцать человек, да и в принципе сотрудников для работы с детьми хватает, говорит Екатерина Донцова.

«У меня сейчас здесь 113 человек, фактически по нашим требованиям, по нормам санитарно-гигиеническим на каждого ребёнка-сироту, находящегося здесь, должно быть два с половиной человека сотрудника, грубо говоря — два человека. Так у нас и получается», — поясняет Донцова.

«У нас всё есть, у нас не хватает мам», — добавляет она.

Нянечка в белой форме держит белокурую девочку. «Моя тётя!» — тянет девочка ко мне руки. Самым популярным детским словом «мама» малыши пока не называют никого: так приучили сотрудники детдома, чтобы дети не привыкали — приёмным родителям будет легче.

«Мы все говорим, что мы — Кати, Люси, Пети, — объясняет Екатерина Донцова. — Мы не называем себя никак. Я не сторонник того, что когда приходят дети, а им говорят: «Я — ваша мама».

Якщо Ви виявили помилку у тексті — виділіть її курсором та натисніть «Ctrl + Enter». Дякуємо Вам за уважність та ввічливість.

Источник: https://www.mediaport.ua/u-nas-ne-hvataet-mam-kak-zhivyot-luganskiy-dom-rebyonka

Витебский областной специализированный дом ребенка

Дом малютки

Дом ребёнка  является лечебно-реабилитационно-воспитательным учреждением здравоохранения для детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, детей, находящихся в социально опасном положении, детей, жертв торговли людьми, детей-инвалидов.

Предметом деятельности Дома ребёнка является оказание медицинской, реабилитационной и педагогической помощи детям.

Основными задачами Дома ребёнка являются:

  • обеспечение своевременного и полноценного физического и психического развития детей, подготовка их к жизни в обществе, социальная их адаптация;
  • обеспечение прав детей на получение своевременной квалифицированной медицинской, социально-педагогической, психологической и юридической помощи со стороны государства;
  • организация индивидуально ориентированной медико-педагогической, социально-психологической, социально-правовой помощи детям, находящимся в социально опасном положении и нуждающимся в медико-педагогической и социальной реабилитации;
  • обеспечение необходимых условий содержания, воспитания, лечения, реабилитации и обучения детей в течение срока их пребывания в Доме ребёнка;
  • содействие деятельности комиссиям по делам несовершеннолетних, органам опеки и попечительства.

Дом ребёнка имеет в своем составе следующие структурные подразделения:

  • приемно-карантинное отделение;
  • изолятор;
  • группы с круглосуточным пребыванием детей;
  • палаты паллиативной помощи;
  • отделение восстановительного лечения;
  • процедурный кабинет;
  • физиотерапевтический кабинет;
  • дневной стационар медико-педагогической реабилитации для детей с психоневрологическими заболеваниями;
  • кабинеты коррекционно-развивающего обучения и социальной адаптации;
  • бухгалтерия;
  • социально-правовая служба;
  • пищеблок.

УВАЖАЕМЫЕ РОДИТЕЛИ!!!

С 01.07.2019 созданы условия для оказания медико-социальной помощи детям-инвалидам, в том числе находящимся под паллиативным наблюдением, по желанию их законных представителей.

Медико-социальная помощь детям-инвалидам, по желанию их законных представителей оказывается в форме плановой медицинской помощи согласно показаниям, и заключается в организации временного круглосуточного пребывания ребенка-инвалида в палате медико-социальной помощи с предоставлением ему ухода в соответствии с его потребностями.

Главной целью оказания медико-социальной помощи является повышение качества жизни и статуса семей, воспитывающих детей-инвалидов, в том числе находящихся под паллиативным наблюдением, для облегчения физической, психологической и эмоциональной нагрузки, выпадающей на членов семьи, которые длительно ухаживают за неизлечимо больным ребенком.

Для пребывания детей созданы комфортные условия.

Медицинские показания для оказания медико-социальной помощи:

  • хронические прогрессирующие и угрожающие жизни заболевания в стадии компенсации и угрожающие жизни заболевания с неопределенным прогнозом в стадии компенсации, с резко выраженным нарушением способности к самообслуживанию, полной утратой способности к самостоятельному передвижению;
  • необходимость осуществления ухода за пациентом медицинским работником.

Для получения медико-социальной помощи необходимо:

Согласовать дату и срок пребывания по телефонам: 57-80-02 – главный врач, 57-92-01 – заместитель главного врача.

При заключении договора родителями (законными представителями) ребенка-инвалида предоставляются следующие документы:

  • паспорт родителя (законного представителя) ребенка-инвалида;
  • свидетельство о рождении (паспорт) ребенка-инвалида;
  • справка о размере пенсии ребенка-инвалида за месяц, предшествующий месяцу оказания медико-социальной помощи;
  • направление для оказания медико-социальной помощи организации здравоохранения, осуществляющей оказание медицинской помощи ребенку в амбулаторных или стационарных условиях с указанием развернутого клинического диагноза основного и сопутствующих заболеваний, группы паллиативной медицинской помощи;
  • медицинская справка о состоянии здоровья с указанием результатов осмотра на чесотку, педикулез, отсутствие контакта с инфекционными больными в течение 21 дня;
  • выписка из истории развития ребенка (ф. 112/у) с указанием данных лабораторных и инструментальных исследований, дозы и кратности приема лекарственных средств, кратности обострений основных симптомов, организации питания пациента (через рот; через назогастральный зонд; через гастростому и др.), сведений о непереносимости лекарственных средств и аллергических реакциях, данных о профилактических прививках, другой информации.

При помещении в Дом ребёнка на период получения медико-социальной помощи родителями (законными представителями) ребенка предоставляются по описи:

  • личные вещи в соответствии с потребностями ребенка и погодными условиями;
  • лекарственные средства в оригинальной упаковке с листком-вкладышем, получаемые ребенком на постоянной основе;
  • лечебное индивидуальное диетическое питание, получаемое ребенком на постоянной основе;
  • вспомогательные средства, в которых нуждается ребенок: инвалидная коляска, корсет, протезы и др.
  • предметы и средства ухода за ребенком (шампунь, гель для душа, мыло, зубная щетка, зубная паста, расческа, заколки для волос, достаточное количество подгузников и влажных салфеток, детская косметика по уходу за кожей и др.), любимые игрушки.

Медико-социальная услуга включена в Перечень платных медицинских услуг, оказываемых гражданам Республики Беларусь государственными учреждениями здравоохранения, утверждённых Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 10 февраля 2009 года № 182 «Об оказании платных медицинских услуг государственными учреждениями здравоохранения». (п.24).

В соответствии с Положением о порядке оказания платных медицинских услуг гражданам Республики Беларусь государственными учреждениями здравоохранения, утвержденным Постановлением № 182, медико-социальная помощь оплачивается в размере 80 процентов от получаемой пенсии ребенка-инвалида с перечислением в доход местного бюджета в счет компенсации расходов данных бюджетов (п.12).

Оплата производится на расчетный счет Дома ребенка.  Перечисление денежных средств производится не позднее 5 (пяти) рабочих дней до окончания пребывания Пациента в Доме ребёнка

Источник: http://vitdomrebenka.by/

ПроступкамНет
Добавить комментарий