Оскорбление чувств верующих — статья 148 УК РФ

После статьи об экстремизме смягчению подвергнут закон о защите чувств верующих — Daily Storm

Оскорбление чувств верующих — статья 148 УК РФ

Владимир Путин 3 октября внес в Государственную думу законопроект, частично декриминализирующий статью 282 Уголовного кодекса (возбуждение ненависти либо вражды). Согласно будущему закону, теперь так называемых экстремистов за не совсем тяжкие нарушения в первый раз будут наказывать по Административному кодексу.

По сути, это затронет пользователей соцсетей, которые получали тюремные сроки за свою любовь лайкать и делиться в интернете экстремистскими материалами. Это здравое предложение понравилось не только журналистам, но и всем интернет-пользователям, которые ранее, впрочем, по делу высказывали недовольство абсурдностью ситуации.

«Это инициатива президента, именно он сказал, что все должно укладываться в здравый смысл и не доходить до маразма.

Собственно, проявление маразма таким образом исправляется», — заявил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, объясняя решение Путина о декриминализации 282-й статьи.

Кстати, к проявлению маразма можно приравнять действия известного бизнесмена, основателя одного из крупнейших в России фармацевтических холдингов «БИОТЭК» Бориса Шпигеля, который и является автором 282-й статьи.

Скриншот: © Daily Storm

Тем не менее ответственности за оскорбление чувств верующих (ст. 148 УК РФ) никто не отменял. А за это все еще грозит реальное лишение свободы. То есть шутки на тему религии и веры в сообщениях или постах законом могут быть трактованы двояко.

Так, в Барнауле судят за мемы Марию Мотузную — как раз-таки по части 1 статьи 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства) и части 1 статьи 148 УК РФ (оскорбление чувств верующих).

Но, как выяснил «Шторм», в ближайшее время смягчению могут подвергнуть и закон о защите чувств верующих (то есть ту самую 148-ю статью УК РФ). Сейчас по данному вопросу ведутся переговоры с Патриархией.

Собеседник «Шторма» в администрации президента не исключил, что решение по данным поправкам будет принято в ближайшее время. В кругах РПЦ «Шторму» и вовсе рассказали о перспективе отмены данного закона.

Глава СПЧ Михаил Федотов в разговоре со «Штормом» рассказал, что по 148-й статье, часть 1 правозащитники также передавали инициативу в Генеральную прокуратуру и администрацию президента. 

«Пока конкретики по этому поводу нет, но мы видим, что статья 282, часть 1 уже планируют декриминализировать. Это хорошая реакция на наши предложения, президент задал правильный вектор развития», — поделился Федотов.

Информацию о том, что 148-ю статью УК намерены смягчить, подтвердили «Шторму» и в Совете президента по правам человека (СПЧ). Руководитель постоянной комиссии СПЧ Кирилл Кабанов заявил, что такая задача в планах есть.

«Будем обсуждать эту тему с коллегами. Может быть, к 2019 году. В планах стоит», — уточнил он.

Эту же информацию подтвердил и вице-президент и технический директор Mail.ru Group Владимир Габриелян, выступая в Общественной палате РФ. Mail.ru и вовсе направила в правительство предложения по отмене наказаний за посты и репосты. И в пакете инициатив был как раз-таки пресловутый закон о богохульстве.

«Вторая наша инициатива — взяться за 148-ю статью», — добавил Владимир Габриелян.

Статья 148 УК в своей исходной редакции предполагала наказание только за вмешательство в религиозные обряды и работу религиозных организаций, и до 2013 года там было прописано наказание не строже, чем три месяца ареста.

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский, единорос Сергей Железняк, справороссы Елена Мизулина и Николай Левичев, а также другие депутаты предложили ужесточить статью, добавив в нее наказание за оскорбление чувств верующих: «Такого рода посягательства являются общественно опасными, поскольку нарушают традиционные и религиозные нормы, выработанные обществом на протяжении многих веков, его нравственные устои, противоречат морали, влекут тяжкие последствия и носят яркую антисоциальную направленность». В статью также добавили новые санкции — до одного года лишения свободы. Против закона выступили только коммунисты и часть фракции «Справедливая Россия», писали журналисты «Медиазоны».

Закон об оскорблении чувств верующих не раз хотели отменить. В 2015 году на сайте Change.org была размещена петиция с призывом упразднить «статью 148 УК РФ как противоречащую Конституции».

Мотив — закон противоречит статье 19.

2 Конституции РФ, в которой сообщается: «запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности».

«Данная статья дискриминирует атеистов и других людей, не относящих себя к какой-либо вере, ведь она не обеспечивает гарантий для данной категории лиц. Кроме этого, статья 148 УК РФ противоречит статьям 28, 29.

1, 29.2, 55 основного закона. С другой стороны, данная статья является избыточной, так как полностью покрывает действие двух других статей, а именно, статьи 128.1 УК РФ. «Клевета» и статьи 213 УК РФ. «Хулиганство».

Принимая во внимание вышеизложенные факты, просим отменить вас данную статью», — сообщал автор петиции.Правда, эта инициатива тогда не получила особой поддержки.

В 2017 году изменить законопроект хотел депутат Госдумы Олег Смолин. Он предлагал внести изменения в УК РФ и конкретизировать 148-ю статью. Смолин отмечал, что, согласно ст.

28 основного закона, каждому гражданину гарантируется право свободно распространять религиозные или иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Поэтому крайне важно конкретизировать место и обстоятельства, при которых могут быть нарушены права верующих. Но эта идея тоже повисла в воздухе.

Интересно, что статья была введена Госдумой в Уголовный кодекс в ответ на танцы одиозной группы Pussy Riot в храме Христа Спасителя. До 2015 года эта статья почти не применялась. В последнее время она все чаще стала мелькать в новостях. блогера Руслана Соколовского наказали за ловлю покемонов в храме.

Двух местных жителей Кировской области признали виновными в том, что они повесили самодельное чучело c оскорбительной надписью на поклонный крест в деревне Старая Малиновка.

В Екатеринбурге на принудительное лечение, по всей той же 148-й статье УК РФ, направили «магистра магии вуду» (так себя именовал местные житель) из-за того, что в своем офисе он совершил некий обряд, цель которого — магическое воздействие на власти Украины.

Блогера из Ставрополя, употребившего в ходе спора в сообществе «Подслушано Ставрополь» во «ВКонтакте» фразу «боха нет», тоже отправили на принудительное психиатрическое освидетельствование в начале 2016 года. 

Стоит отдать должное: в самой церкви также весьма двояко относятся к такому закону. Диакон и богослов Андрей Кураев в эфире «Ъ FM» говорил: «Статья эта очень странная, в ней речь идет о чувствах и намерениях, то есть об очень эфемерных и субъективных реалиях. Чувства разные у каждых людей: какие-то православные оскорбились, какие-то — нет.

А меня лично как православного священнослужителя больше всего оскорбляют фарисеи в моей собственной церкви или мои собственные грехи.

У судьи есть какой-то интроскоп, который позволяет просвечивать внутренний мир человека, истца и ответчика и выяснять, было намерение или нет у ответчика, оскорблены ли чувства, правильно ли оскорблены чувства у истца или нет? Я думаю, что нет». 

Заместитель председателя синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе от каких-либо комментариев «Шторму» воздержался. Он назвал информацию об изменении 148-й статьи УК РФ не более чем сплетнями и слухами.

Зампредседатель синодального отдела по делам молодежи Вадим Квятковский также заявил «Шторму», что не слышал о возможных изменениях. О своем отношении к проблеме он рассказывать не стал, моментально положил трубку.

А вот экс-глава синодального отдела РПЦ по взаимоотношениям Церкви и общества, протоиерей Всеволод Чаплин отметил, что внесение поправок в статью 282 и в КоАП — верное решение. То же самое можно сделать и с законом о богохульстве — статью 148 УК РФ надо поменять, но не отменить.

«Для многих верующих людей святыни намного важнее, чем собственная жизнь. Если отменять 148-ю статью, то нужно ужесточать другую. В Административном кодексе есть статья 5.

26 КоАП, которая запрещает публичное осквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики.

Вот эту статью надо тогда перенести в уголовный кодекс», — считает он, добавляя, что слышал разговоры о том, что закон о защите чувств верующих и вовсе хотят отменить.

Впрочем, закон о богохульстве работает во многих странах и с разной степенью реального использования.

Наказание за оскорбление религии варьируется: от смертной казни за оскорбление ислама в некоторых мусульманских странах — до полного состава преступления.

В США в настоящее время суд считает преследование за оскорбление религии не соответствующим свободе слова, а в Великобритании такие законы Англии и Уэльса были отменены в 2000 году.

Загрузка…

Загрузка…

Источник: https://dailystorm.ru/vlast/posle-stati-ob-ekstremizme-smyagcheniyu-podvergnut-zakon-o-zashchite-chuvstv-veruyushchih

Мвд подсчитало количество дел об оскорблении чувств верующих

Оскорбление чувств верующих — статья 148 УК РФ

За три года МВД предварительно расследовало 39 уголовных дел по признакам статьи 148 УК РФ «Нарушение права на свободу совести и вероисповедания», которую также называют «за оскорбление чувств верующих». Согласно данным, которые в пресс-службе ведомства предоставили News.ru, в 2016 году было предварительно расследовано восемь таких дел, в 2017-м — 23, в 2018-м — восемь.

Изменения в статью 148 УК РФ внесли в 2013 году после «дела Pussy Riot». Состав преступления был расширен, «за публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершённые в целях оскорбления религиозных чувств верующих» было введено наказание до трёх лет лишения свободы. При этом статистика говорит о том, что на практике случаи её применения единичны.

По мнению судебного юриста Александра Желватых, это происходит из-за того, что статья 148 УК РФ представляет собой частный случай другого состава — хулиганства (ст. 213 УК РФ). При этом до сих пор действует ст. 5.26 КоАП РФ «Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях», которая также частично дублирует её.

Статья 148 УК РФ остаётся достаточно редкой в судебной практике. Многие юристы отмечают неопределённость общественных интересов, защищаемых этой статьёй. Это приводит к сложностям в расследовании.

К примеру, по делу блогера Руслана Соколовского, который был осуждён за ловлю покемонов в храме, следователям пришлось вести в суд потерпевших, которые должны были достаточно чётко сформулировать, чем их оскорбили ролики блогера, — напомнил Желватых.

Отличают новую редакцию 148-й статьи и размытые формулировки, считает ведущий партнёр центра правовых услуг «Регус» Иван Кучин. По его словам, понятия «религиозные чувства» и «верующие» недостаточно определены, поскольку их смысл не сформулирован ни в одном нормативном правовом акте, а их бытовое понимание может значительно разниться.

Храм Христа СпасителяСергей Булкин/News.ru

При этом юрист напоминает, что за время правоприменительной практики по данной статье был уже вынесен ряд приговоров.

За пост с оскорбительной для мусульман иллюстрацией блогер из Ижевска отправился на 200 часов обязательных работ. А вот оскорбительная для православных полемика относительно того, является ли Библия «сборником еврейских сказок» или чем-то иным, закончилась для блогера-атеиста, в общем-то, ничем. Обиженные просто не явились на суд, — рассказал Кучин.

Юрист напомнил, что за оскорбление чувств верующих может быть привлечён к ответственности любой вменяемый гражданин старше 16 лет, публично позволивший себе некорректное высказывание в отношении религии.

Для того чтобы не понести уголовное наказание по 148-й статье, необходимо помнить, что Интернет — это публичное пространство, пускай и виртуальное, и оценивать вероятные последствия своих репостов, применяя критическое мышление, подчеркивает эксперт

Он также отметил, что правовая норма, подобная 148-й статье Уголовного кодекса РФ, есть и в законодательстве других странах.

Принятый в 1978 году в ОАЭ закон о преступлениях, затрагивающих ислам, предусматривает уголовную ответственность за посягательство на учение ислама и за миссионерскую деятельность с целью распространения иных религиозных убеждений.

В Пакистане ответственность за богохульство предусмотрена Уголовным кодексом.

Закон о печатных изданиях и распространении информации Кувейта 2006 года запрещает публикацию материалов, посягающих на деяния и атрибуты Аллаха, затрагивающих честь признаваемых исламом пророков, а также представляющих положения ислама в негативном свете, — сообщил он.

Со своей стороны юрист по арбитражным спорам Илья Кожевников рассказал, что в Великобритании существует «Закон о расовой и религиозной ненависти», дополнивший «Закон об общественном порядке». Закон запрещает под угрозой наказания использование угрожающих слов или поведения или публикацию письменного материала, который является угрожающим, при наличии умысла разжечь религиозную ненависть.

Эта норма напоминает ст. 148 УК РФ об оскорблении чувств верующих. Но в английской норме есть одно значительное отличие, а именно определены рамки ответственности.

В одном из разделов указано, что не является разжиганием религиозной розни критика или высказывания антипатии, нелюбви, осмеяние, оскорбление или ругательство относительно религии или веры, или духовной практики, или высказывания, имеющие цель склонить сторонников другой религии или веры перестать её исповедовать.

Не являются также разжиганием религиозной розни субъективные высказывания относительно действий или поведения какого-либо лица вне зависимости от того, насколько они глупы, спорны или вызывают отвращение, — сообщил Кожевников.

Эксперт также подчеркнул, что отсутствие чёткого определения «религиозные чувства», «верующие» в статье 148 УК РФ, а также отсутствие разграничений того, что конкретно является оскорблением, а что нет, приводит к неоднозначному толкованию норм и его правоприменению.

Источник: https://news.ru/russia/mvd-podschitalo-kolichestvo-del-ob-oskorblenie-chuvstv-veruyushih/

Проблемы квалификации преступлений, направленных на оскорбление чувств верующих

Оскорбление чувств верующих — статья 148 УК РФ

АННОТАЦИЯ

Автор анализирует ст. 148 Уголовного кодекса РФ, указывая неясности в ее диспозиции и разъясняя несоответствие некоторых положений данной статьи правилам логики и юридической техники. Исследуются категории «оскорбление», «религиозные чувства», «оскорбление религиозных чувств верующих». Обосновывается необходимость изменения действующей редакции ст. 148 УК РФ.

Ключевые слова: Уголовный кодекс, верующие, религия, оскорбление, религиозные чувства.

В настоящее время уголовно-правовое законодательство находится на стадии развития, поправки, вносимые в Уголовный кодекс направлены на его совершенствование и заполнение пробелов.

Но, несмотря на попытки законодателя улучшить уголовно-правовые нормы, в Уголовном кодексе все еще имеются значительное количество несовершенных норм, которые допускают двоякость его толкования, противоречат законам логики, не содержат всей полноты информации, касающейся соответствующих правил поведения, а также несовершенным является язык уголовного закона.

Данные обстоятельства несомненно негативно отражаются на применении норм права, влекут к ошибкам в процессе привлечения к ответственности и дискредитации самого правого государства.

В современном обществе наиболее резонансными делами являются дела по привлечению лиц по статье 148 УК РФ за нарушение права на свободу совести и вероисповедания, так как большинство населения ( 79 % опрошенных граждан) придерживаются религиозных убеждений и большинство из них (61% опрошенных, 77% верующих) — православные христиане, в обществе сложилась терпимость к различным религиозным убеждениям и верованиям, что соответствует Конституции РФ, провозгласившей идею о светском характере государства. Одним из критериев отнесения государства к светскому, является предоставление равной правовой защиты для «верующих» так и для людей, отрицающих существование Бога (атеистов) и не придерживающихся никаких религиозных воззрений (агностиков), а также обеспечение свободы совести. Но если обратиться к тексту статьи 148 УК РФ, то можно сделать вывод о защите чувств только верующих.

Еще в 1649 году в Соборном Уложении в 1 статье 1 главы была закреплена норма предусматривающая ответственность за иноверие и богохульство («оскорбление своими словесными выражениями или какими-либо действиями, а также отрицание Иисуса Христа, святых»), в советский период данный состав был декриминализирован, в современном российском периоде данный состав был введен Федеральным законом от 29.06.2013 N 136-ФЗ, который расширил норму статьи 148 УК РФ.  Формулировка статьи, на наш взгляд, является несовершенной и нуждается в изменениях.

А именно, если обратиться непосредственно к тексту статьи, в частности к его смыслу, то можно сделать вывод, что употребляемые в ней термины, словосочетания не имеют объективного выражения критериев, позволяющих отграничить деяния от уголовно-наказуемого.

Так, например, законодатель не дает разъяснений по поводу того, что является действием, выражающим явное неуважение. Словарь Ожегова определяет уважение как «почтительное отношение, основанное на признании чьих-нибудь достоинств», а, следовательно, неуважением является отрицание чьих-нибудь достоинств.

В статье указывается именно на субъекта противоправного деяния – верующего. От обычного человека верующий отличается лишь наличием веры во что-либо. А значит, законодатель фактически признает достоинством наличие веры у человека.

Думается, само по себе наличие веры у человека не может признаваться достоинством, так как вера не является качеством человека, а является лишь убеждением в чем-либо.

С учетом того, что формулировки статьи 148 и статьи 213 совпадают, имеется возможность обратиться к постановлению Пленума Верховного Суда, посвященному уголовным делам о хулиганстве, исходя из которого «явное неуважение лица к обществу выражается в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованным желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним». Весьма очевидно, что данная категория является оценочной и не может быть точностью определена, так как «общепризнанные норма и правила поведения», являются негласными и не имеют законодательного закрепления.

Следовательно, объективно явного неуважения к вере, в частности к обществу, исповедующему одну веру, существовать не может.

Также немало дискуссий вызывает субъект, в отношении которого совершается преступление. Кто понимается под верующими? Какой существует критерий разграничения верующих от неверующих? Также относится ли религиозный человек к категории верующих? И как они соотносятся?

В диспозиции статьи 148 УК РФ указывается на такой специфический субъект, как «верующие».

Понятие «верующие» не закреплено в законодательстве, а в словаре Даля лишь дано определение понятие «вера» в нескольких аспектах как «твердое сознание, понятие о чем-либо, особенно о предметах духовных; отсутствие всякого сомнения или колебания о бытии и существовании Бога; совокупность учения, принятого народом, вероисповедание, исповедание, закон (божий, церковный, духовный), религия, церковь, духовное братство». [3] Можно сделать вывод о толковании слова «верующие» в двух взаимосвязанных аспектах – как лиц, признающих существование Бога, и как лиц, религиозных, живущих по канонам определенной религии.

Примечательно, что в Федеральном законе «О свободе совести и религиозных объединениях» слово «верующие» также не употреблено ни разу. Соответственно, уголовный кодекс содержит дискриминационные положении в ст. 148 УК РФ, согласно которой защите подлежат исключительно чувства верующих.

В российском законодательстве термин «атеист» упоминается всего несколько раз (да и то в сочетании со словом «верующий», а не самостоятельно) – в ст. 39 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании». [5, с.

65] Атеистом признается лицо, отрицающее существование бога, безбожник, неверующий.

Для правоприменительной практики, в целях недопущения чрезвычайно широкого толкования термина под верующими логично будет понимать лиц, которые живут согласно признанным большинством исповедующих канонам религии, имеющих последователей, объединенных в форме религиозной организации или группы в соответствии с законом России или иностранного государства.

Чтобы не допустить широкого толкования и понимания данного термина, под верующим логично понимать лиц, которые живут в соответствии с признанными большинством в обществе определенными канонами религии, имеющих последователей, объединенных в какую-либо организационно-правовую форму, а именно в религиозную организацию или группу в соответствии с законодательством России или иностранного государства.

Для квалификации преступления необходимо наличие двух признаков в совокупности не только «явного неуважения к обществу», но и проявления при этом цели оскорбить чувства.

В данном случае имеется в виду прямой умысел на совершения этого деяния и наличие признака заведомости: субъект должен знать, что перед ним находятся верующие лица, вне зависимости от того, какую именно религию он исповедует и желает оскорбить религиозные чувства.

 Но законодатель не конкретизирует какие именно действия могут их оскорбить, что понимается под чувствами — не очерчивает границы делинквентного поведения.

Оскорбление религиозных чувств верующих можно определить, как выраженную в неприличной унизительной форме умышленную отрицательную оценку того или иного религиозного учения, имеющего последователей, объединенных в религиозные организации или группы в соответствии с законодательством России или иного государства.

Так как цель – это фактический результат, который субъект желает достичь посредством совершения деяния, то есть это то, что находится исключительно в его сознании. Наличие цели должно появляться в конкретных действиях, направленных на достижение, поэтому о том, с какой целью действовал человек, необходимо судить исходя не только из его личных показаний, но и из объективной характеристики его действий

На наш взгляд является нецелесообразным в статье 148 УК РФ существование понятия «свободы совести», в виду того, что под свободой совести предполагается свобода придерживаться определенной религии или не исповедовать никакой, а также свобода выражения мировоззрения.

Однако законодателем не охраняются права атеистов, агностиков и т.д.

, следовательно, для устранения коллизии авторами предлагается два варианта: 1) изменение диспозиции статьи так, чтобы охранялись чувства верующих, атеистов, а также иные убеждения граждан; 2) исключение из наименования статьи слова «совести».

Человек, придерживающийся определенной религии или воззрений, часто твердо убежден в своей правоте и его вера никоим образом неколебима, так как не является чем-то объективным, чтобы как-то воздействовать на нее, а значит, верующего человека невозможно оскорбить какими-либо действиями, а к тем более причинить верующему какой-либо вред.

Таким образом, данная норма нуждается в конкретизации, чтобы исключить всякое ее ошибочное и двоякое толкование, а и в декриминализации, а именно ч. 1 и 2 ст. 148 Уголовного кодекса РФ, так как данное деяние невозможно объективно определить, а значит, оно не подлежит уголовно-правовой охране.

Список литературы:

  1. Уголовный Кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс] : федер. закон от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ : (ред. 30 дек. 2015г. № 441-ФЗ) // КонсультантПлюс : справ. правовая система. – Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.
  2. Соборное Уложение 1649 года // Российское законодательство X-XX веков: в 9 т. Акты Земских соборов. – М.: Юрид. лит., 1985. – Т. 3. –  512 с.
  3. Толковый словарь живого великорусского языка В. И. Даля // URL: http://slovar-dalja.ru.
  4. Словарь Ожегова. Толковый словарь русского языка // URL: http://www.ozhegov.org
  5. О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании: Закон РФ от 2 июля 1992 г. № 3185-1 // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 33. Ст. 1913. 
  6.   Федотова Ю. Е. Оскорбление чувств верующих и уголовный закон: проблемы применения статьи 148 УК РФ // Российское право: Образование. Практика. Наука. 2016. № 4 (94). С. 64-66.
  7. Останин А. В. Светское государство и демократия // Вестник Томский государственного униврситета. 2009. № 325 С. 105.

Источник: https://sibac.info/studconf/science/lx/129254

Ответственность за оскорбление чувств верующих

Оскорбление чувств верующих — статья 148 УК РФ

Верить или не верить в Бога – личное дело каждого человека.

Поклоняться христианскому или мусульманскому богу, почитать в качестве божества языческих богов, или вовсе быть атеистом и не исповедовать никакой религии – это принцип свободы совести и вероисповедания, который прописан в ст. 28 Конституции РФ.

Любые действия, препятствующие принципу свободы вероисповедания, в 2019 году признаются уголовным преступлением. В действующем законодательстве это называется оскорбление чувств верующих (статья 148 УК РФ) и строго преследуется по закону.

Что является оскорблением чувств верующих, и какая ответственность грозит хулиганам – об этом расскажет материал данной статьи.

Святость религиозных чувств

Вероисповедание – это не материальное право, это моральное убеждение человека. При желании он имеет возможность на то, чтобы беспрепятственно посещать храмы, соблюдать посты, носить священные амулеты и не быть при этом осмеянным теми, кто считает его действия бессмыслицей.

Россия – многонациональная и многоконфессиональная страна, толерантная по своей сущности, защищающая интересы всех религиозных групп.

Оскорбление чувств верующих представляет собой разновидность хулиганства, которое осуществляется в контексте религии. Оскорбление религиозных чувств верующих стало уголовным преступлением только с 2013 года.

Что может задеть чувства верующего? Этого не сказано в УК РФ напрямую, но из сути статьи легко выявляется.

Основанием для обращения в правоохранительные органы может стать следующее:

  • Публичные оскорбления религиозных чувств;
  • Воспрепятствование осуществлению деятельности религиозными группами;
  • Хулиганства, совершенные в местах богослужения и религиозных обрядов.

Закон об оскорблении чувств верующих в чистом виде не существует. Для урегулирования этого вопроса существуют отдельные статьи в КоАП РФ и УК РФ.

Критика действующего законодательства о защите чувств верующих основывается на том утверждении, что ст. 148 УК РФ защищает только тех лиц, которые исповедуют ту или иную религию, не защищая при этом атеистов.

Получается, что, если кто-то будет публично насмехаться над тем, что человек не причисляет себя ни к одной из религий, его действия останутся безнаказанными.

Кроме УК РФ и КоАП РФ, никаких других законов об оскорблении чувств верующих в стране нет.

Законопроект, принятый в 2013 году, не только криминализировал оскорбление верующих, добавив такую статью в УК РФ, но и ужесточил административное наказание за подобное деяние.

Состав преступления по ст. 148 УК РФ

Что такое оскорбление чувств верующих? Это прежде всего нарушение ст. 28 Конституции РФ, согласно которой, каждому человеку гарантирована свобода совести, включая право индивидуально или коллективно исповедовать любую религию, не исповедовать никакой религии, свободно распространять ее и действовать в соответствии со своими религиозными убеждениями.

Состав преступного деяния представлен следующим набором юридических фактов:

  • Объектом преступления является свобода вероисповедания, гарантированные Конституцией права.
  • Объективная сторона содеянного предполагает незаконное воспрепятствование деятельности религиозной организации или совершению религиозного обряда. Происходить подобные действия могут в самой разнообразной форме: в отказе регистрации религиозной организации, в повреждении ее имущества, в угрозе насилия или в попытках заставить отказаться человека от своей религии.
  • Субъектом может быть признан вменяемый человек, в возрасте 16 лет.
  • Субъективная сторона представлена прямой умысел. Виновное лицо не просто совершает хулиганские действия в отношении конкретных лиц, он осуществляет их в рамках религиозного контекста.

Преступление признается оконченным вне зависимости от того, привели ли противоправные действия к нарушению деятельности религиозной организации или нет.

Для образования состава преступления необходимо, чтобы оно распространялось на деятельность официально зарегистрированной религиозной организации. Это значит, что она должна иметь статус юридического лица.

Если воспрепятствование происходит в отношении не зарегистрированных организаций или тоталитарных сект, это не будет квалифицировано по ст. 148 Уголовного Кодекса РФ.

С 1997 по 2013 год религиозные чувства находились в пределах административной ответственности. И только с 2013 года такие преступления стали предполагать применение уголовной ответственности.

Какая статья еще предусматривает ответственность за оскорбление верующих по УК РФ? Кроме ст. 148 УК РФ, в Кодексе имеется еще одна статья, так или иначе регулирующая религиозные преступления.

Это ст. 282 «Возбуждение ненависти или вражды, унижение человеческого достоинства» или, проще говоря, экстремизм.

Нередко преступления против религиозных чувств и убеждений сочетаются с другими преступлениями, например, причинением вреда здоровью.

Это случается, когда виновное лицо применяет насилие по отношению к своей жертве, желая ей доказать его антирелигиозные убеждения.

Штраф за оскорбление чувств верующих по КоАП РФ

В КоАП РФ нет конкретной статьи, которая бы была полностью посвящена преступлениям против религии. Но в ч. 2 ст. 5.26 косвенно говорится о покушении на чувства верующих.

Согласно данной статьи, ответственность наступает за публичное осквернение или уничтожение следующих предметов:

  • Религиозной литературы – Библия, Коран, Тора и прочие священные книги, религиозные журналы и агитационные брошюры;
  • Религиозного почитания – иконы, статуи и памятники, священные могилы и места, кресты и прочая атрибутика.

Для правильной квалификации нарушения по статье КоАП сотрудникам полиции требуется определиться с мотивами виновного лица.

Если он преследовал своей целью только уничтожение предмета, его действия будут признаны административным проступком. Когда же он желал унизить человека и оскорбить его религиозные чувства, в дело будет вступать УК РФ.

В качестве административного наказания по ст. 5.26 могут применяться штраф до 50 тысяч рублей или обязательные работы до 120 часов.

Если фигурантом дела выступит должностное лицо, штрафные санкции возрастут до 200 тысяч рублей. В первом и во втором случае рассматривать дело будет мировой судья.

Наказание по ст. 148 УК РФ

Ст. 148 носит название «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий» и регламентирует ответственность за обычное оскорбление чувств верующих и квалифицированное, совершенное с отягчающими вину обстоятельствами.

Выражение явного неуважения с целью оскорбления другого человека или группы людей предусматривает следующие виды наказания:

  • Штраф до 300 тысяч рублей;
  • Штраф в размере дохода осужденного до 2 лет;
  • Обязательные работы до 240 часов;
  • Принудительные работы до 1 года;
  • Лишение свободы до 1 года.

Те же самые действия, но совершенные в местах, предназначенных для богослужения или поклонения, предполагают ответственность в виде:

  • Штраф до 500 тысяч рублей;
  • Штраф в размере дохода осужденного до 3 лет;
  • Обязательные работы до 480 часов;
  • Принудительные работы до 3 лет;
  • Лишение свободы до 3 лет.

За незаконное воспрепятствование функционированию религиозных организаций не предусмотрено наказание в виде лишения свободы.

В качестве отягчающих обстоятельств статьей признаются два фактора: использование служебного положения и применение насилия или угроза его применения.

Если чувства верующих будут оскорблены с применением квалифицирующих признаков, виновника ждет следующая ответственность:

  • Штраф до 200 тысяч рублей;
  • Штраф в размере дохода осужденного до 1 года;
  • Обязательные работы до 480 часов;
  • Исправительные работы до 2 лет;
  • Принудительные работы до 1 года;
  • Лишение свободы до 1 года.

Данное преступление признается деянием легкой тяжести и рассматривается в мировых судах.

Религия как почва для вражды и ненависти

Обвиняемым по ст. 282 УК РФ может стать лицо, унижающее достоинство окружающих граждан по почве их религиозной принадлежности. Это противоправное деяние считается уже более серьезным преступлением, чем действия, подпадающие под ст. 148 УК РФ.

Для привлечения к ответственности виновного лица по ст. 282 УК РФ необходимо, чтобы высказывания о религии были осуществлены в публичной форме.

Максимальный срок за данное преступление равен 6 годам реального лишения свободы. К примеру, лозунг «Православие или смерть» причислен законодательствам к списку экстремистских высказываний и запрещен для использования на территории всей страны.

Судебная практика в 2019 году

Ст. 148 УК РФ начала активно применяться с 2014 года. Примеров ее применения довольно много. Остановимся на более интересных из них.

Вот несколько иллюстраций прямого действия новой уголовной статьи:

  • Публикация в Интернете картинки, касающейся мусульманской религии, жителю Ижевска стоила 200 часов обязательных работ;
  • Установка чучела с оскорбительной надписью на поклонном кресте жителям Кировской области стоила 230 часов обязательных работ;
  • Удар памятника Будде и опорожнение на него мочевого пузыря стоили дагестанскому гражданину 2 лет условного осуждения;
  • Ловля покемонов в храме стоила осужденному Руслану Соколовскому 3,5 лет условного лишения свободы;
  • Публикация статьи оренбургским преподавателем медицинского университета под названием «Злой Христос» стоила ему 35 тысяч рублей в качестве штрафа.

Вообще же, введение этой статьи послужило ответом на действия скандально известной группы Pussy Riot, которая устроила беспредел в храме Христа Спасителя. Участницы группы, к слову, были наказаны за хулиганство по мотивам религиозной ненависти и получили срок в тюрьме по 2 года каждая. Хоть их и посадили в тюрьму, позже они были амнистированы.

Недавно также случился инцидент на религиозной почве.

В 2019 году девочка в городе Магнитогорске Челябинской области выложила в Интернет фотографию, на которой запечатлела, как она прикуривала сигареты с алтаря, наполненного горящими свечами, в православном храме города.

По результатам рассмотрения дела был назначен штраф, оплачивать который придется ее родителям. Позже подросток призналась, что таким образом пыталась «хайпануть», не думая оскорблять чувства православных верующих.

Россия является светским государством, в котором религия отделена от государства и является самостоятельно функционирующей системой. Но при этом религия и чувства верующих охраняются и защищаются действующей политической властью вне зависимости от вида самой религии.

В целях охраны общественной безопасности и порядка, защиты гарантированной Конституцией РФ прав надругательство над религиозными убеждениями и организациями в стране с 2013 года признается уголовным преступлением.

  • Статья 148 УК РФ «Оскорбление чувств верующих»

Источник: http://ugolovnyi-expert.com/oskorblenie-chuvstv-veruyushhix-statya-148-uk-rf-2/

Не инструмент репрессий. Как судят за оскорбление чувств верующих

Оскорбление чувств верующих — статья 148 УК РФ

«Худший прогноз не оправдался, однако свобода выражения и право на насмешку по-прежнему не гарантированы». К такому выводу пришли эксперты Международной правозащитной группы «Агора», опубликовавшие доклад (полный текст, pdf) о практическом применении в России статьи об оскорблении чувств верующих.

Поправки в 148-ю статью УК РФ, которые установили наказание до двух лет лишения свободы за оскорбление чувств верующих, внесли летом 2013 года, вскоре после начала дела Pussy Riot. Тогда трех девушек за панк-молебен «Богородица, Путина прогони» в храме Христа Спасителя в Москве обвинили в хулиганстве, однако это только подогрело дискуссии о необходимости наказания за критику церкви.

Доклад «Агоры» – первая попытка проанализировать практику уголовных дел по 148-й статье УК РФ.

Как пишут авторы исследования со ссылкой на статистику судебного департамента, с 2014 года в России было вынесено 27 приговоров за оскорбление чувств верующих.

Наибольшее число осужденных пришлось на 2017 год – 10, в 2018-м их было 8. При этом, в основном, по наблюдениям «Агоры», судят за перепосты картинок в Интернете и за слова, написанные в сети.

Дамир Гайнутдинов

Юрист «Агоры», автор доклада Дамир Гайнутдинов в интервью Радио Свобода рассказал подробнее о том, почему возникла необходимость проанализировать применение этой статьи и почему не стоит ожидать ее декриминализации:

Было ощущение, что пик применения этой статьи прошел

– Мы этой темой занимались довольно давно, у нас в производстве были дела об оскорблении чувств верующих, были дела, связанные с религией.

С точки зрения анализа практики применения, мне не удалось найти в свободном доступе никаких материалов на эту тему, а было интересно посмотреть, потому что довольно много времени уже прошло с поправок в Уголовный кодекс.

Было ощущение, что пик применения этой статьи прошел, и как будто на спад пошла практика. Мы решили проверить, так ли это действительно. Я начал искать все материалы дел по 148-й. И то, что удалось найти, мы обобщили в одном документе и свели вместе.

– Подтвердилась ли гипотеза о том, что пик прошел? Можно ли говорить о либерализации?

– Не совсем так. Речь не идет о том, что 148-я статья стала применяться мягче, потому что статистика этого не подтверждает. По данным Судебного департамента, по этой статье до конца 2018 года было 27 приговоров. Но сама 148-я статья направила практику от развилки, которая началась с дела Pussy Riot, по более мягкому варианту.

То есть то, что изначально подавалось обществу как ужесточение, по сути, обернулось смягчением практики. А количество приговоров с тех пор, как в 2016 году начался рост, – 6, в 2017 – 10, в 2018 – 8 – не такое большое, чтобы делать выводы о какой-то динамике.

Эта статья не стала массовой, и она не стала инструментом репрессий, как ожидалось.

Pussy Riot на Красной площади в Москве, 2012 год

– Судя по статистике, которую вы публикуете в докладе, наибольшее число приговоров – десять – суды вынесли в 2017 году. Этому есть какое-то объяснение, или это просто случайность?

– Судя по всему, это действительно случайность. На самом деле, за несколькими исключениями, это, в основном, дела проходные, не суперрезонансные, если не считать дело Соколовского, которому вменили явно в довесок, потому что могли. Я не могу сказать, что в 2017 году была какая-то кампания по защите чувств верующих.

– Если говорить в целом об этих делах, что можно о них сказать? Может быть, можно выделить какие-то наиболее абсурдные?

– Мне кажется, они все довольно странные, судя по описанию фабулы. Показательна история Виктора Краснова в Ставрополе о том, что «Бога нет»: в фабулу дела вошла эта фраза. А речь там шла о дискуссии «ВКонтакте» по поводу роли женщины, в которую включились активно несколько граждан, которые продвигали традиционные ценности.

Краснов возразил им с точки зрения атеиста. Понятно, что в таких дискуссиях люди, как правило, выражения не выбирают, и стороны довольно резко в отношении друг друга высказывались. Эта история показательна с той точки зрения, что бытовой разговор нескольких человек, оказавшись в Интернете, сделал возможным применение статьи Уголовного кодекса.

Когда те же самые разговоры ведутся на лавочке во дворе, ничем не заканчиваются. Из них всех, пожалуй, буквально 2–3 эпизода, когда речь шла о каких-то активных действиях в отношении почитаемых каких-то объектов.

В Калмыкии было дело о хулиганских действиях в буддистском храме, в Кировской области – об осквернении Поклонного креста на въезде в город, к которому местные жители приколотили чучело, и, пожалуй, все.

А все остальное практически – это Интернет. И это вполне укладывается в рамки общего давления на свободу слова онлайн. Как правило, этими делами занимаются те же Центры «Э», расследуются они точно так же, как дела о возбуждении ненависти и вражды (ст. 282 УК РФ).

Все эти истории до появления новой редакции 148-й статьи, скорее всего, проходили бы по разряду возбуждение вражды и ненависти по религиозному признаку, то есть 282-я статья.

Технология та же самая, но появилась возможность вещи, связанные с религией, квалифицировать не по 282-й, а по 148-й.

Руслан Соколовский играет в игру Pokemon Go в церкви

Это возможность для произвола и возможность для давления следователя на обвиняемого

– Но при этом по 282-й наказание строже. Как часто вместо 148-й статью могли вменить 282-ю? На чем основан выбор?

– В том-то и дело, что 282-я более тяжкая. Ее ужесточали примерно в это же время в 2014 году, то есть преступления по 282-й статье перешли из категории небольшой тяжести в категории средней тяжести. Поэтому мы и говорим о том, что де-факто получилось такое смягчение практики. Но если смотреть статистику дел по 282-й статье, а их гораздо больше, то там довольно много религиозных вопросов.

И такое ощущение, что выбор статьи является исключительно прерогативой следователя, который квалификацию осуществляет и предъявляет обвинение. С этой точки зрения, нельзя предугадать по 282-й или по 148-й будет возбуждено дело, если речь идет о публикациях в Интернете. Это возможность для произвола, с другой стороны, возможность для давления следователя на обвиняемого – это предмет для торга.

– Я правильно понимаю, что по 148-й не было ни одного реального срока?

– Нет, не было. В основном обязательные работы, условное лишение свободы…

– С вашей точки зрения, почему? Боятся сажать за религию?

– Потому что она сама по себе мягче. Там санкция меньше. И не будут сразу назначать максимальное наказание. Единственная статья из новых, по которой сразу же начали давать максимальные сроки, – это статья о призыве к нарушению территориальной целостности, 280.

1 УК РФ, и там сразу максимальный срок – три года лишения свободы получил Рафис Кашапов. А здесь… Если посмотреть статистику, первые годы было по одному-два приговора. Это явно осторожное опробование. Они прошли, устояли апелляции, можно дальше.

И вот это направление, стандарт, складывающаяся практика, наверное, и обусловила дальнейшее развитие.

– С вашей точки зрения, есть ли какие-то предпосылки к тому, чтобы эта статья была выведена из Уголовного кодекса?

– Я думаю, что нет. В пользу версии о том, что она останется в таком виде в Уголовном кодексе, как раз говорит то, что эта статья ушла из фокуса общественного внимания.

Условная либерализация статьи 282-й была обусловлена общественным резонансом и готовностью Европейского суда. Даже чиновники были вынуждены признать, что палку перегнули.

А тут – дел немного, практика не расширяется, наказания не чрезмерные, с точки зрения общества. Я думаю, что этот статус-кво сохранится пока, – заключает Дамир Гайнутдинов.

Источник: https://www.svoboda.org/a/29940416.html

ПроступкамНет
Добавить комментарий