Возвращение уголовного дела прокурору

Юнусов А.А. Вопросы возвращения уголовного дела прокурору

Возвращение уголовного дела прокурору

Библиографическая ссылка на статью:
Юнусов А.А. Вопросы возвращения уголовного дела прокурору // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/12/18075 (дата обращения: 26.03.2019).

В системе норм, регулирующих институт возвращения уголовного дела из суда прокурору, особую сложность вызывает правильное понимание сути и содержания такого основания, как: несогласие судьи с процессуальной формой и итоговыми выводами обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления, в силу того, что они составлены с явным нарушением требований норм Уголовно-процессуального кодекса РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного законного и обоснованного решения по делу (п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК).

Необходимо отметить, что определенную ясность в понимание истинной сути этого основания было внесено постановлением Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 года и разъяснениями Пленума Верховного суда РФ, сформулированные в постановлении № 5 от 5 марта 2004 года [5, с.

384].

Не исчерпывая собой всех ситуаций, при которых суд общей юрисдикции вправе принять решение о возвращении уголовного дела прокурору по данному поводу, правовые позиции и итоговые выводы Конституционного Суда РФ и, соответственно, названные разъяснения Пленума, по сути, определи лишь систему условий, которые обусловливают возможность реализации этого института при состязательной форме процесса; указали основные критерии тех нарушений закона, прав и свобод участников уголовного судопроизводства, которые могут повлечь принятие такого решения судом.

В данной связи, мы, прежде всего, солидарны с позициями пленума Верховного суда РФ и Конституционного Суда РФ в вопросе о том, что изначально непродуктивны любые попытки нормативно сформулировать исчерпывающий перечень нарушений закона, прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, которые должны служить основанием для возвращения уголовного дела прокурору, ибо только практика применения данного института со временем даст необходимые (возможно, исчерпывающие) ответы в этом вопросе.

Обращаясь непосредственно к процессуальной форме реализации данного института, прежде всего, подчеркнем, что, возвращая уголовное дело прокурору, судья, безусловно, обязан указать в своем постановлении:

  • какие именно недостатки составления обвинительного заключения, обвинительного, обвинительного постановления или существенные нарушения прав и законных интересов обвиняемого и (или) потерпевшего [6], допущенные в ходе досудебного этапа производства по делу, препятствуют объективному и всестороннему рассмотрению данного дела по существу; постановлению законного и обоснованного приговора или иного решения;
  • в силу каких обстоятельств названные нарушения не могут быть устранены судом непосредственно в ходе судебного разбирательства при рассмотрении (разрешении) дела по существу [8, с.55].

В отличие от постановления, которым суд, направлял уголовное дело на дополнительное расследование (ст. 232, 258 УПК РСФСР), судья не вправе указывать (в этом постановлении) прокурору, какие именно обстоятельства дела следует дополнительно установить, какие следственные или процессуальные действия следует предпринять для устранения, выявленных судом (или сторонами) нарушений; и т. п.

Вместе с тем, свое несогласие с выводами обвинительного заключения, обвинительного или обвинительного постановления, его структурой и содержанием судья все же обязан мотивировать ссылками на конкретные материалы дела, на собранные доказательства, сославшись, в том числе, на отсутствие в материалах дела достаточных оснований для итоговых выводов, изложенных в обвинительном заключении (акте) [3, с. 19; 4, с. 76-82]. В итоге именно подобная детализация позволит прокурору определить  максимально эффективный алгоритм действий и решений следственных органов, призванных к устранению выявленных судом нарушений, действуя строго в рамках тех указаний, которые сформулированы судом, и исключительно в пределах тех сроков, которые отведены законом на устранение названных нарушений.

В том же контексте, считаем необходимым, обратить внимание еще на один спорный момент практики реализации данного института.  Ни законодатель в нормах УПК РФ, ни пленум Верховного суда РФ, пока, не определились в вопросе о том, каким процессуальным решением следователь  или дознаватель должны принять дело к своему производству, имея целью устранение выявленных судом нарушений.

Практика, в частности, считает вполне приемлемым вынесение следователем (дознавателем) постановлений: о возобновлении расследования и принятии дела к производству; о возобновлении предварительного следствия, возбуждении ходатайства об установлении срока предварительного следствия и принятия дела к своему производству; о возобновлении производства по делу; о принятии дела к производству. Имеются также случаи, когда ни одно из названных решений следователем не выносилось и нарушения (препятствия), отмеченные судом, устранялись без юридических к тому оснований.

Казалось бы, не принципиальный вопрос. Однако мы не можем согласиться с разновариантностью подобных подходов, особенно, с учетом критериев допустимости, полученных в ходе указанной деятельности результатов.

И, прежде всего, мы не можем считать законным подход, при котором следователь или дознаватель приступают к устранению, выявленных судом нарушений, не вынося постановление о принятии дела к своему производству.

Фактически, при подобном подходе все следственные и процессуальные действия по данному делу, в таком случае, выполняются ненадлежащим субъектом доказывания, а все результаты указанной деятельности изначально не соответствуют признаку допустимости. Следовательно, не могут (не должны) быть приняты судом при рассмотрении дела по существу [5, с. 384].

Трудно согласиться и с тем, что названное постановление является решением о возобновлении расследования или производства по делу. Во-первых, как уже отмечалось, названный институт по самой своей сути не является продолжением предварительного расследования.

Поэтому и дело возвращается из суда не для «дорасследования» и не для дополнительного расследования, а для устранения препятствий к его рассмотрению в суде.

Во-вторых, категория возобновления производства по делу в системе положений и норм УПК РФ, скорее, присуща институту временного приостановления производства по делу, предусмотренному нормами ст. 208-211, 238 УПК.

Поскольку ни при поступлении уголовного дела в суд, ни при его возвращении прокурору, оно не приостанавливалось производством, неясно, зачем следует ходатайствовать перед прокурором об его возобновлении. Непродуктивно, на наш взгляд, и придание данному термину новых, по сути, «терминологических» смыслов, не отвечающих как правовому назначению данного института, так института приостановления производства по делу.

В данной связи оптимальным следует считать вариант, при котором следователь приступает к устранению, выявленных судом нарушений, лишь (вновь) приняв дело к своему производству, вынося об этом соответствующее постановление.

Иной вариант действий и решений следственных органов и прокурора в названной ситуации, полагаем, следует считать незаконным, что должно найти свое отражение либо в позициях Пленума, либо непосредственно в нормах закона.

Если обратить внимание на недостатки обвинительного заключения (обвинительного акта), которые могут повлечь возвращение судом уголовного дела прокурору можно, прежде всего, выделить следующий круг обстоятельств [7, с. 417-423]:

— в обвинительном заключении (акте) отсутствуют сведения о дате совершения преступления; дате совершения каждого из преступлений, вмененных обвиняемому;

— обвинение, изложенное в обвинительном заключении (акте), не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого.

— обвинительное заключение (обвинительный акт) составлено при наличии неотмененного постановления  об отказе в возбуждении уголовного дела или о прекращении производства по делу по тому же факту или обвинению [2, с. 669-670];

— деяние, вменяемое обвиняемому как преступление, квалифицируется в обвинительном заключении (акте) по уголовному закону, не действовавшему на момент  его совершения или утратившего силу (измененного) на момент вынесения данного акта;

— в обвинительном заключении (акте) не указаны все пункты и части статьи уголовного закона, по которому предъявлено обвинение;

— в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого не содержится решения о привлечении обвиняемого к уголовной ответственности по конкретному пункту или части той или иной статьи Уголовного кодекса РФ;

— в обвинительном заключении (обвинительном акте) и (или) в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого не указан размер ущерба, причиненного потерпевшему, характер и тяжесть телесных повреждений и т. п;

— в обвинительном заключении (акте) приведен лишь перечень доказательств без раскрытия их содержания; приведен лишь перечень доказательств одной из сторон; и т. п.;

— в обвинительном заключении (акте) не указана дата его составления; дата утверждения прокурором.

Кажущееся формальным по форме, названное нарушение является существенным, по сути, поскольку правильное указание даты составления обвинительного заключения в итоге позволяет сторонам и суду проверить соблюдение срока предварительного расследования по делу, за рамками которых названное решение составлено быть не может. Отсутствие даты его утверждения прокурором, в свою очередь, не позволяет определить соблюдение ряда процессуальных сроков, обеспечивающих права обвиняемого (ч. 3 ст. 229 УПК).

— к обвинительному заключению не приложены копии приговоров в отношении обвиняемого, судимости которого не погашены; в деле нет копий решений суда об условно-досрочном освобождении осужденного  и т. п.

— в обвинительном заключении (акте) не разграничены списки свидетелей со стороны защиты и стороны обвинения.

в обвинительном заключении (акте) не приведены доказательства стороны защиты (показания обвиняемого); в заключении нет ссылок на конкретные тома и листы дела и т. п.

доказательства, изложенные в обвинительном заключении (акте) приводятся без соотнесения их к конкретным преступным эпизодам, вменяемым обвиняемому; доказательства приведены не по каждому обвиняемому, а в целом и т. п.;

— в обвинительном заключении (акте) неправильно (неточно) указаны установочные данные на обвиняемого (Ф.И.О., год и место рождения, состав семьи и т. п.);

— при производстве по делу в отношении несовершеннолетнего обвиняемого следователь не решил вопрос о привлечении к делу его законного представителя;

— обвиняемому не было обеспечено в должной мере право на ознакомление с материалами уголовного дела, оконченного расследованием;

— при производстве по делу лиц, не владеющих языком на котором ведется уголовное судопроизводство, следственные органы не обеспечили их переводчиком или иным образом не обеспечили их права;

— при ознакомлении с материалами дела обвиняемому не разъяснялись положения ч. 5 ст. 217 УПК [2, с. 669-670];

Названный перечень нарушений, безусловно, не носит исчерпывающего характера, поскольку практика реализации этого института дает примеры  и иного порядка, требующие применения данного института [1, с. 60-68].

В том же контексте следует оценивать ошибки суда, связанные с возвращением уголовных дел прокурору по обстоятельствам, которые либо не препятствуют рассмотрению дела в суде, либо могли быть устранены судом непосредственно при рассмотрении дела по существу. Перечень названных нарушений также не может быть исчерпывающим, ибо и здесь практика применения данного института дает многообразие вариантов ошибок.

Библиографический список

Источник: http://human.snauka.ru/2016/12/18075

Возврат уголовного дела прокурору судебная практика — Юридические советы

Возвращение уголовного дела прокурору

В некоторых случаях, в соответствии со статьей 237 Уголовно-процессуального кодекса РФ, уголовное дело возвращается прокурору, курирующему его.

Важно знать об особенностях этой процедуры, если вы столкнулись с неприятными процессами судопроизводства и расследования.

В этой статье мы рассмотрим основания и порядок возвращения судом уголовного дела прокурору.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.  

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему — обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефону

+7 (499) 703-52-27

Это быстро и бесплатно!

Краткое содержание ст. 237 УПК РФ

В первой части этой статьи говорится о том, что судья по заявлению одной из сторон или по собственному желанию возвращает дело прокурору для того, чтобы удалить возможные препятствия для рассмотрения его в суде в следующих случаях:

  • акт с обвинением составлен с нарушениями норм УПК РФ, что делает невозможным вынесение по нему приговора суда;
  • копия этого документа не была вручена самому гражданину, в отношении которого он был вынесен, за исключением случаев, когда суд признает решение правомерным согласно ч. 4 ст. 222 или ч. 3 ст. 226 УПК РФ;
  • необходимо составить акт с обвинением вместе с постановлением об использовании меры принуждения медицинского характера;
  • есть основания по ст. 153 этого же кодекса для объединения дел, за исключением ситуаций по ст. 239.2;
  • во время ознакомления гражданина с материалами ему не объяснили его права по ч. 5 ст. 217 УПК РФ;
  • имеются обстоятельства, позволяющие заключить, что произошедшее преступление квалифицируется как более серьезное, чем предполагалось ранее.

В ч. 1.1 указано, что при наличии факторов, перечисленных в ст. 226.2 и ч. 4 ст. 226.9, судья возвращает дело прокурору для передачи его по подследственности и осуществления дознания в общем порядке.

Согласно ч. 1.2, постановление о возвращении уголовного дела прокурору составляется в связи с ходатайством одной из сторон и отправляется ему для устранения возникших проблем, если:

  • после того как процесс был инициирован, выяснилось, что последствия поступка возможного преступника оказались куда серьезнее, чем были вначале, поэтому требуется переквалифицировать само правонарушение на более тяжелое;
  • есть факторы, которые позволяют думать о том, что преступление квалифицируется как более тяжкое, чем это было определено сначала.

По ч. 1.3, если возвращение дела на дополнительное расследование прокурором имело место по основаниям, указанным в п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, то судья обязан указать причины своего решения.

Части 2, 4 и 5 уже утратили свою силу, поэтому мы их не затрагиваем здесь. В ч. 3 говорится о том, что при возвращении дела прокурору судья сам решает проблему с определением подследственному лицу меры пресечения, а также с продлением времени заключения в тюрьму с учетом сроков, указанных в ст. 109 УПК РФ.

На каких основаниях дело может быть возвращено прокурору

Есть определенные основания для возвращения уголовного дела прокурору. К ним относятся:

  • акт с обвинением был составлен с нарушениями норм УПК РФ;
  • самому гражданину не предъявили его копию;
  • есть необходимость оформления такого документа вместе с постановлением об использовании меры принуждения медицинского характера;
  • есть факторы, позволяющие объединить два дела;
  • во время ознакомления с материалами гражданину не были объяснены его права;
  • существуют основания для переквалификации правонарушения на более серьезное.

Поводами для начала этого процесса являются:

  • ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ одной из сторон;
  • собственная инициатива судьи.

Какие сроки установлены законом

Согласно ст. 221 УПК РФ, гражданину предоставляется 10 дней с момента получения дела для рассмотрения. Это указано в ч. 1 этой статьи. Если дело очень сложное и требует, соответственно, больше времени, то период увеличивается до 30 суток при определении, вынесенном вышестоящим прокурором.

Примечание. Эти периоды установлены законодательством РФ, поэтому в случае их превышения можно смело обжаловать действия должностного лица.

Ходатайство на стадии судебного разбирательства

Возвращение дела прокурору на стадии судебного разбирательства – довольно сложная процедура, так как для этого существует специально введенное предварительное слушание, которое и позволяет решить все проблемы до того, как дело переходит в суд.

Источник: https://lawsymphony.com/vozvrat-ugolovnogo-dela-prokuroru-sudebnaya-praktika/

Порядок возвращения уголовного дела прокурору на различных этапах его рассмотрения

Возвращение уголовного дела прокурору


Согласно определению, данному в «Юридической энциклопедии», изданной под общей редакцией А. В. Малько и С. Н.

Туманова, возвращение прокурором уголовного дела следователю (дознавателю) для производства дополнительного расследования — это «решение, принимаемое прокурором при отмене постановления о приостановлении предварительного следствия или дознания, постановления о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования, а также одно из решений, принимаемых прокурором по уголовному делу, поступившему к нему с обвинительным заключением или обвинительным актом …». [1, с. 300].

Согласно ч. 1 ст. 221 УПК РФ, такое решение стоит в одном ряду с утверждением обвинительного заключения и направлением уголовного дела в суд и направлении уголовного дела вышестоящему прокурору для утверждения обвинительного заключения, если оно подсудно вышестоящему суду.

В пункте 2 части 1 названной статьи (а также в п. 15 ч. 1 ст. 37 УПК РФ) приведен исчерпывающий перечень оснований для возврата уголовного дела следователю. Это:

– производство дополнительного следствия по делу;

– изменение объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых;

– пересоставление обвинительного заключения и устранение выявленных недостатков.

Во всех приведенных случаях прокурор выносит мотивированное постановление (ч. 3 ст.

221 УПК РФ), а в последнем случае, также дает письменные указания по выявленным им недостаткам, поскольку решение о возвращении дела для пересоставления обвинительного акта принимается прокурором в случаях, когда акт составлен с нарушением требований УПК РФ, исключающих возможность постановления судебного решения, по тому обвинению, которое указано в обвинительном акте. К числу таких нарушений относятся случаи, когда в акте не изложены данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для дела; формулировка обвинения с указанием пункта, части, статьи УК РФ, предусматривающие ответственность за данное преступление. [2, с. 29]

Внимательный анализ приведенных законодателем оснований для возврата уголовного дела показывает, что фактически они расположены в том порядке, в каком может осуществляться надзорная деятельность прокурора за следствием и выявляться соответствующие нарушения.

Так, необходимость производства дополнительного следствия по делу, является первым, на что обращает внимание прокурор при изучении поступивших к нему материалов. На практике мотивированное постановление по такому основанию выносится редко, т. к.

следователь, в той или иной форме, регулярно ставит в известность о своих действиях или намерениях по делу прокурора, курирующего его работу, особенно по делам особой важности с большим общественным резонансом.

Все обнаруживаемые недоработки по делу устраняются еще во время следствия.

Изменение объема обвинения и/или квалификации действий обвиняемых, а также пересоставление обвинительного заключения и устранение выявленных в нем недостатков, чаще характерно для ситуаций, когда прокурор еще незнаком с делом и ходом расследования по нему. В последнем случае, это будет завершающий этап в познавательной деятельности прокурора перед утверждением или отказом в утверждении обвинительного заключения, а также передачей дела в суд.

Для прокурора крайне важно внимательно исследовать не только проект обвинительного заключения, но и сами материалы, содержащиеся в уголовном деле, т. к. с момента утверждения обвинительного заключения, прокурор полностью отвечает за обвинение по нему.

Анализ обвинительных заключений и обвинительных актов свидетельствует об отсутствии на практике единообразия в части указания в них существа обвинения.

Во многих заключениях и актах изложение обвинения начиналось, как правило, не с указания на его существо, а с описания фактических обстоятельств совершенного преступления: места, времени и т. д.

Нередко при указании существа обвинения использовались выражения самого общего характера, такие как: «…в том, что он совершил умышленное преступление при следующих обстоятельствах…».

Во многих случаях, в анализируемых обвинительных заключениях и актах существо обвинения вообще не указывалось.

Следует отметить, что такое отступление от требований уголовно-процессуального кодекса, предъявляемых указанных процессуальных актов, не признавалось судами нарушением, препятствующим рассмотрению уголовного дела или влекущим отмену приговора.

Существо обвинения, являясь основной его содержания, выражается в обозначении совершенного лицом общественно-опасного деяния в соответствии с наименованием соответствующей статьи УК РФ.

При изложении существа обвинения в обвинительном заключении и обвинительном акте достаточно указать на вид (наименование) преступления, указанного в заголовке статьи УК РФ. В то же время в оправдательном приговоре целесообразно излагать не существо обвинения, как того требует п.1 ч.1 ст.305 УПК РФ, а его содержание, что будет способствовать повышению качества мотивировочной части оправдательного приговора. [3, с. 67–68]

Значительная часть ошибок и нарушений, связанных с формулированием обвинения и составлением соответствующего процессуального документа неустранимы в суде, их наличие исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основа заключения или акта по такому делу, поэтому такие дела подлежат возвращению прокурору на основании п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ. [4, с. 64]

Кроме того, результат изученной практики за 2016–1-й квартал 2017 гг. показал, что случаи возврата уголовных дел для производства по ним дополнительного расследования, являются не единичными явлениями. При этом наибольшая распространенность таких возвратов связана с односторонностью и неполнотой предварительного расследования. Конкретно, такая односторонность и неполнота выражались:

– в недостаточно полном исследовании обстоятельств, относящихся к факультативным признакам объективной стороны преступления в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ (обстоятельства, подлежащие доказыванию);

– в неустановлении и/или непроведении проверки некоторых обстоятельств, подлежащих доказыванию. Так, вопреки требованиям п. 3 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, часто в неполной мере устанавливаются обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого.

Последствиями этого может быть ситуация, когда необъективный, формальный подход следователя к характеристике личности обвиняемого в обвинительном заключении может отрицательно сказаться как на защите обвиняемого в процессе судебного разбирательства, так и при вынесении приговора при индивидуализации наказания;

– непринятие мер для проверки показаний обвиняемых, потерпевших и свидетелей, на которых основываются выводы следователя, и не подтвержденные другими доказательствами. К примеру, вопреки требованиям ст.

87 УПК РФ (проверка доказательств), следователями не редко не проверяются изложенные обвиняемым доводы о непричастности к совершению инкриминируемых ему деяний и даче им признательных показаний под физическим и психологическим давлением со стороны оперативных сотрудников;

– непроведение экспертизы, заключение по которой имеет для дела существенное значение, либо ее проведение без включения полученных данных в основу обвинения из-за того, что заключение эксперта носит предположительный характер либо имеются сомнения в обоснованности заключения эксперта, либо выявлены противоречия в выводах эксперта (экспертов) по тем же вопросам. Например, в обвинении по ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями) фоноскопическая экспертиза в целях установления дословного содержания разговора и исключения факта монтажа вообще не проводилась.

– нарушение требований, закрепленных в ч.1 ст.220 УПК РФ. Так, Ломоносовский районный суд г.Москвы возвратил прокурору дело по обвинению У в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.

318 УК РФ, поскольку формулировка предъявленного обвинения в обвинительном заключении приведена не полностью, указаны лишь часть и статья УК РФ, но не приведена диспозиция ч.1 ст.

318 УК РФ, по которой предъявлено обвинение, хотя в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого подобного пробела не допущено. [5, с. 62]

Подходя к уголовно-процессуальному институту возвращения уголовного дела прокурором для дополнительного расследования, необходимо обращать внимание на два важных обстоятельства: своевременность и обоснованность направления на доследование и содержание указаний прокурора органам предварительного расследования и их обязательности для исполнения. Таким образом, на эффективность его реализации могут оказывать влияние такие факторы как:

– своевременность указаний прокурора;

– правильный и обоснованный выбор прокурором указаний при изучении поступившего к нему с обвинительным заключением уголовного дела;

– тактическая выверенность прокурором своих указаний с точки зрения соблюдения интересов защиты и конкретно обвиняемого, требований разумности к срокам уголовного преследования и др.

В свою очередь, уголовно-процессуальный институт возвращения уголовного дела прокурору судом, является следующей контрольной инстанцией в процессе движения дела с готовым обвинительным заключением к принятию по нему правосудного решения. Как указывает Петров С. А.

, «возвращение уголовного дела прокурору — исторически основной отечественный механизм устранения нарушений закона, допущенных в досудебном производстве, или преодоления иных препятствий завершению рассмотрения дела по существу, в том числе иногда объективных и не связанных с нарушениями закона». [6, с. 47–48] Баева Т. Н.

исследуемый институт рассматривает как «концептуальное средство защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, обеспечения справедливого судебного разбирательства». [7, с. 14–15] Ежова Е. В.

считает его контрольной деятельностью суда «по выявлению препятствий рассмотрения уголовного дела и направлению его прокурору, а также деятельность прокурора по их устранению в установленном законом порядке». [8, с. 11] Подобных точек зрения придерживаются и многие другие исследователи.

Наиболее значимые уголовно-процессуальные нормы, дающие основание к возвращению уголовного дела прокурору, сконцентрированы в положениях ч. 1, 1.2 ст.

237 УПК РФ, среди которых, в рамках рассматриваемой темы, ключевой интерес представляет основание, предусмотренное в п. 1 ч.

1 названной статьи: «Судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если:

– обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление составлены с нарушением требований настоящего Кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, акта или постановления».

При этом, согласно толкованию, данному в абз. 3 п. 4 Постановления Конституционного Суда РФ от 08 декабря 2003 г.

№ 18-П, основанием для возвращения дела прокурору в любом случае являются «существенные нарушения уголовно-процессуального закона, совершенные дознавателем, следователем или прокурором, в силу которых исключается возможность постановления судом приговора или иного решения.

Подобные нарушения в досудебном производстве требований Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, которые не могут быть устранены в судебном заседании и исключают принятие по делу судебного решения, отвечающего требованиям справедливости, всегда свидетельствуют в том числе о несоответствии обвинительного заключения или обвинительного акта требованиям данного Кодекса».

Напомним, что порядок составления обвинительного заключения — это сложная поэтапная деятельность, подразумевающая соблюдение общих и специальных требований законодателя к рассматриваемому процессуальному акту.

Нарушения этого порядка, безусловно, приводят к нарушениям уголовно-процессуального закона, а исходя из значимости и положения обвинительного заключения в системе уголовно-процессуальных актов, такие нарушения однозначно принимают характер существенных.

Таким образом, по итогам рассмотрения избранной темы, можно заключить:

Оба рассмотренных уголовно-процессуальных института возвращения уголовного дела, фактически, стимулируют более эффективное обеспечение прав сторон в уголовном судопроизводстве, повышение качества расследования и оформления материалов уголовного дела, где ключевым является итоговый уголовно-процессуальный акт — обвинительное заключение. Именно в нем, чаще всего, находят свое отражение те ошибки и нарушения, которые имели место быть в ходе собирания следователем доказательств по делу. Именно в него, в первую очередь, смотрят прокурор и судья перед основательным исследованием материалов уголовного дела.

В свою очередь, анализ конкретных примеров возвращения уголовных дел из прокурорской и судебной практики показал, что наиболее эффективным из рассмотренных уголовно-процессуальных институтов является институт именно судебного возврата уголовных дел прокурору, который демонстрирует наибольшую эффективность в деле выявления, в первую очередь, ошибок «технического характера» в обвинительном заключении и других материалах дела.

Литература:

  1. Юридическая энциклопедия / Под ред. А. В. Малько, С. Н. Туманова. Саратов: Из — во ФГБОУ ВПО «Саратовская государственная юридическая академия», 2013. С. 300.

Источник: https://moluch.ru/archive/181/46670/

Судебная практика возвращения уголовных дел прокурору в порядке ч. 2 ст. 238 УПК не основана на законе

Возвращение уголовного дела прокурору

(Дмитриев С.) («Законность», 2009, N 5)

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ВОЗВРАЩЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ПРОКУРОРУ В ПОРЯДКЕ Ч. 2 СТ. 238 УПК НЕ ОСНОВАНА НА ЗАКОНЕ

С. ДМИТРИЕВ

Дмитриев С., заместитель Московского межрегионального транспортного прокурора.

https://www.youtube.com/watch?v=jUmDppu7tQs

Одно из решений судьи по результатам предварительного слушания — возвращение уголовного дела прокурору (п. 2 ч. 1 ст. 236 УПК). Основания, перечень которых, казалось бы, исчерпывающий, для принятия судом этого решения подробно изложены в ч. 1 ст. 237 УПК.

Таких оснований пять: 1) обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований УПК, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе этого заключения или акта; 2) копия обвинительного заключения или обвинительного акта не была вручена обвиняемому, за исключением случаев, если суд признает законным и обоснованным решение прокурора, принятое им в порядке, установленном ч. 4 ст. 222 или ч. 3 ст. 226 УПК; 3) есть необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера; 4) есть предусмотренные ст. 153 УПК основания для соединения уголовных дел; 5) при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не были разъяснены права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УПК. Вместе с тем ч. 2 ст. 238 УПК также содержит положение, в соответствии с которым судья возвращает уголовное дело прокурору. Для правильного понимания вложенного законодателем смысла в указанную норму необходимо привести ее полностью: «В случае, предусмотренном пунктом 1 части первой настоящей статьи (когда обвиняемый скрылся и место его пребывания неизвестно. — Авт.), судья приостанавливает производство по уголовному делу и, если совершил побег обвиняемый, содержащийся под стражей, возвращает уголовное дело прокурору и поручает ему обеспечить розыск обвиняемого или, если скрылся обвиняемый, не содержащийся под стражей, избирает ему меру пресечения в виде заключения под стражу и поручает прокурору обеспечить его розыск». Таким образом, в связи с тем, что обвиняемый скрылся, судья приостанавливает производство по делу, а далее следуют различные варианты действий судьи в зависимости от избранной обвиняемому меры пресечения. То есть если тот сбежал из-под стражи — один вариант действий, если не находился под стражей — другой. В первом случае судья возвращает уголовное дело прокурору и поручает ему обеспечить розыск обвиняемого, а во втором — избирает обвиняемому меру пресечения в виде заключения под стражу и поручает прокурору обеспечить его розыск без возврата уголовного дела. Возвращение прокурору уголовного дела в случае, когда обвиняемый скрылся из-под стражи, обосновывается тем, что он совершает новое преступление, предусмотренное ст. 313 УК (побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи). Возникает необходимость соединения уголовных дел в одно производство либо выделения в отдельное производство дела в отношении скрывшегося обвиняемого из дела, по которому «проходят» несколько обвиняемых . При этом возникает другая проблема, связанная с приостановлением судом производства по всему уголовному делу, когда основания приостановления касаются лишь одного обвиняемого . ——————————— См.: Гранкин К. Б., Черкасов Д. А. Проблемы регулирования объема уголовного производства в суде // Мировой судья. 2005. N 6. См.: Там же.

Вместе с тем уголовно-процессуальный закон не предусматривает такой стадии процесса, когда уголовное дело, приостановленное судом и возвращенное прокурору, находится, можно сказать, между небом и землей, т. е. и не в стадии судебного производства, и не в стадии досудебного производства.

Не содержится таких норм и в подзаконных нормативных и ведомственных актах органов прокуратуры и внутренних дел. Возникает и еще ряд вопросов, ответов на которые нет.

Например, где должно находиться возвращенное судом уголовное дело: у прокурора, в органе предварительного следствия или органе дознания? Как соединять или выделять материалы уголовного дела в отношении скрывшегося обвиняемого, если производство по делу приостановлено судом? В этой связи обоснованным представляется мнение К. Гранкина и Д.

Черкасова о наделении суда правом соединения и выделения уголовных дел, в том числе в отношении скрывшихся обвиняемых. Таким образом, возвращение прокурору уголовного дела, когда обвиняемый не находился под стражей, необоснованно и не соответствует норме закона.

Но суды как первой, так и кассационной инстанций сплошь и рядом возвращают прокурорам уголовные дела в отношении скрывшихся обвиняемых, не находящихся под стражей. Так, в 2008 г. транспортным прокурорам Юго-Восточного транспортного региона районные и мировые суды Саратовской, Белгородской и Воронежской областей вернули 36 уголовных дел на основании ч. 2 ст. 238 УПК, в 2007 г. — 58.

Из этого количества в 2008 г. лишь по 6 уголовным делам обвиняемые разысканы и осуждены (2007 г. — также по 6 делам). Обоснование возвращения уголовных дел было примерно одинаковым. Так, суды указывали, что, исходя из требований ст. 2 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», задача по осуществлению розыска подсудимого возложена на органы внутренних дел.

Надзор за деятельностью ОВД по выполнению данной задачи осуществляет, согласно ст.

7 названного Закона, прокурор, указания которого по данному вопросу обязательны для оперативно-розыскных подразделений органов внутренних дел, а хранение материалов приостановленного уголовного дела в суде является нецелесообразным и не способствует оперативному доступу к материалам дела оперативных сотрудников, осуществляющих розыск обвиняемого.

К сожалению, некоторые транспортные прокуроры заняли соглашательскую позицию, поскольку робкие попытки опротестовать незаконные решения судов первой инстанции не привели к положительному результату. Так, Определением судебной коллегии по уголовным делам Воронежского областного суда от 4 декабря 2008 г.

оставлено без удовлетворения кассационное представление Лискинского транспортного прокурора на Постановление Лискинского районного суда Воронежской области от 1 ноября 2008 г. о возвращении прокурору уголовного дела для обеспечения розыска обвиняемого, не находящегося под стражей. При этом судебная коллегия, в частности, указала, что в соответствии с ч. 2 ст.

238 УПК по смыслу, придаваемому данной норме Определением Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2004 г. N 134-О, уголовно-процессуальный закон не содержит каких-либо положений, возлагающих на суд осуществление несвойственных ему функций, в том числе исполнение обязанностей, связанных с контролем за деятельностью органа дознания по осуществлению розыска обвиняемого.

Поэтому судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационного представления об отсутствии оснований для возвращения уголовного дела прокурору, поскольку при возвращении дела суд на основании правовых норм сделал правильный вывод, что в сложившейся ситуации уголовное дело необходимо возвратить прокурору для обеспечения розыска подсудимого и данное решение суда не противоречит смыслу ст.

238 УПК, а нарушений норм уголовно-процессуального законодательства при вынесении обжалуемого постановления допущено не было, в связи с чем судебная коллегия не усматривает оснований для отмены постановления районного суда. С таким выводом кассационной инстанции областного суда согласиться нельзя. При этом, приводя в качестве аргумента Определение Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2004 г.

N 134-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Центрального районного суда города Челябинска о проверке конституционности части второй статьи 238 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», суд «вырывает» из контекста данного определения одно предложение, не обращая внимания на главный вывод, заключающийся в том, что суд общей юрисдикции, исходя из презумпции конституционности действующих законодательных норм, не вправе произвольно, немотивированно отказаться от применения в конкретном деле соответствующих положений федерального закона, а обязан дать им оценку и, придя к выводу об их несоответствии Конституции Российской Федерации, привести в решении правовые аргументы в доказательство своей позиции. В противном случае само судебное решение является незаконным. Между тем в Постановлении Центрального районного суда г. Челябинска от 14 февраля 2003 г. отсутствуют какие-либо доводы и правовые аргументы относительно неконституционности положений ч. 2 ст. 238 УПК РФ, от применения которых он отказался, возвратив уголовное дело прокурору . ——————————— См.: Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. N 5.

В то же время есть и другие примеры, когда вышестоящая судебная инстанция по аналогичным обстоятельствам принимала решение в точном соответствии с требованиями ч. 2 ст. 238 УПК. Так, Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 14 января 2009 г.

было отменено Постановление Мещанского районного суда Москвы от 2 декабря 2008 г. о возвращении уголовного дела по обвинению Р. Московско-Ярославскому транспортному прокурору и указано, что районный суд необоснованно вернул дело прокурору, поскольку ст.

238 УПК предусматривает это в случае, если обвиняемый совершил побег из-под стражи. Таким образом, прокурорам необходимо более активно отстаивать свою позицию на стадии предварительного слушания при решении судом вопроса о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ч. 2 ст.

238 УПК, в полной мере реализовывать свои полномочия, предоставленные Законом о прокуратуре и Приказом Генерального прокурора РФ от 20 ноября 2007 г.

N 185 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства», путем своевременного внесения апелляционных и кассационных представлений на все незаконные, необоснованные и несправедливые судебные решения по уголовным делам.

——————————————————————

Источник: http://center-bereg.ru/j1678.html

ПроступкамНет
Добавить комментарий